Jump to content
Функционирует игровая сессия на карте Миненталь | IP, Discord, как начать играть ---> Read more... ×

Виман

Rookie
  • Content count

    23
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

118

1 Follower

About Виман

  • Rank
    Newbie

Игровая информация

  • Ник
    Виман

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Виман Кейн Низвергнут силой магического барьера во прах (начало сессии - 18.04.2019) Свободолюбивый, но вместе с тем - сломленный порядками рудниковой долины, Виман одним днем снял с себя одежды призрака, переодевшись в толстые штаны, принадлежавшие какому-то несчастному рудокопу. Держа в руках пергамент, полный именами дорогих ему людей, он покинул пределы лагеря, стремительно направившись к пункту обмена. Слезы на его глазах застилали всякую радость. Давно ему не доводилось плакать. Но уже вскоре он близился к проклятому магическому куполу, с дичайшей ненавистью поднимая на необъятное магическое творение взгляд. Магическая "тварь" мерцала, как и всегда. Молнии-веточки дергались с места на место, будто бы поддразнивая свою жертву. - Мне нечего терять, - поникшим голосом произнес каторжник, - Но есть что обрести, - фанатично добавил тот, с едва приоткрытым ртом созерцая барьер и прерывисто выдыхая. Пергамент, что до этого времени дрожал в его руках под напором горного ветра, выпал, найдя свой покой на земле. Оскалившись от уха до уха, Виман громко воскликнул, перекрикивая ветер - Свобода! - И уже через мгновение помчался прямиком на барьер. Уж и неясно, на что надеялся парень, и надеялся ли он вообще, но теперь он обрел свободу. Свободу крайне своеобразную, больную, но оттого не менее сладостную и долгожданную. Раскат магической молнии прервал все его страдания, превратив еще несколько секунд назад бывшее ловким и порывистым, тело, в уголь. А затем и в прах, который, наверняка, скоро разнесет ветер. Шальной и игривый. Ветер подхватил пергамент, унося его куда-то далеко, подальше от барьера. Имена, что на пергаменте выведены, столь же кротки, как и жизнь того, кто их написал. Но каждый носитель этого имени был в равной степени дорог ему. Жаль, что этого никто из них не понимал. И уже, наверное, никогда не поймет...
  2. Виман

    Овощь

    В очередной раз прибредши в монастырь, в глаза бросилась уже ставшая привычной картина: истлевшие, наполовину упрятанные в холодный песок кости каких-то бедняг, разломанные телеги и проржавевшие орудия труда. Единственное, что выбивалось из общей идиллической картины - старик Герасим, который носился по всему монастырю, выкрикивая что-то несвязное и крепко сжимая в руках воздух, который он принимал за книги... Следуя сим "книгам", он поднялся на верхушку над пещерой, тщетно попытавшись добраться до алтаря на другой стороне по невидимому мосту. Парень не успел остановить его от приведших к концу движений, и старик, не издав ни звука, разбился о камень. Его старые, и без того хрупкие кости, были сломаны. Как и была потеряна жизнь самого старика. Парень, некоторое время наблюдавший за утраченным в безрассудстве приятелем, ставшим ему почти отцом, решил, что негоже оставлять его в таком положении. Потому Виман предал его холодному песку, начеркав на кресте из двух прогнивших досок едва различимое имя - "Герасим", а следом сказал в пустоту: - Ты был мне сродни отцу. И ты тоже умер. Но я оттого не стану любить тебя меньше, - едва ли слышно молвил Виман, тут же добавляя, - Спи спокойно, старик...
  3. Виман

    Сбор древесины по заданию.

    Нет проблем. Одобрено! К выдаче: - Палки и ветки (РП); __ Единственное, на что хочу обратить внимание: расширь кол-во строчек в чате до 30 через настройки (ESC -> Options -> Chat lines) , чтобы не пришлось много скринить. И, по возможности, увеличь разрешение картинки через настройки оригинальной игры.
  4. Подумать только - победа в турнире по кулачным боям вызвала такие овации, что даже сам барон вызвал меня в замок! (А как иначе? Троих завалил...) И что вы думаете? Конечно же, я стал тенью. Немного преувеличения, клятва - и вуаля! Думаю, теперь о проблемах с выплатой руды можно забыть. Мне хватило каких-то два месяца, чтобы занять хоть какую-то представительную нишу в этом месте. Но, как я понял, не только мое мастерство сыграло мне на руку, но и удачное совпадение - у призраков издох лидер, которого, вроде бы, звали Коул. Вследствие чего, им, судя по всему, понадобились новые люди. У некоторых, конечно, факт моего быстрого вступления в ряды теней вызвал смешанные чувства - от легкого возмущения до неприязни. Но разве это плохой показатель - умение драться и подбирать правильные слова в разговоре? И, помимо всего прочего, я теперь чемпион по кулачным боям. Пусть теперь кто-то попробует оспорить мое право на этот титул... ------ На следующий день, я и несколько моих красных товарищей пошли подминать под себя, (то есть, под барона) местные охотничьи угодья. Возле пещеры, которая явно служила пристанищем, мы встретили двоих вольных охотников. Агрессивных, что ужас... Лично мне показалось, что было бы проще их замочить, и всего-то, но у старшего, видимо, были более миротворческие цели. Сошлись на том, что, если сократим немного количество лесной живности, охотничьи угодья будут наши. В итоге, пошли резать здешнюю дичь в лице волчар. Всех, каких встретили - прирезали. Волчары, как потом оказалось были заразные. Мы их близ Нового лагеря оставили, пускай падальщики, да и другая живность, давится гнилью. Благо, никто из наших, вроде, хворь никакую не подцепил. ------ Лысый мужичок по имени Восс оказался шпионом Нового лагеря. Умеют же, падлы, втереться в доверие, а потом такой нож в спину всадить. Восса пришлось скрутить и унести в казематы. Ну, а о том, что было дальше, думаю, гадать не нужно. Если бы Роз не сообщил о предательстве лысого, то последний бы продолжал рыскать тут, как ни в чем ни бывало... Признаться честно, убийство для меня - крайняя мера. Но в последнее время, подобное уже начало казаться чем-то обыденным. Ведь здесь цивилизованных людей - раз, два и обчелся. И если из простаков за барьерных можно было извлечь какую-то материальную выгоду, придя к мирному решению проблемы, согласию, то из здешних головорезов можно извлечь лишь внутренности, которых, к счастью, и у меня в достатке. ------ Какой-то рудокоп украл из шахты руду. Я его и раньше, вроде бы, видел, но именем не интересовался. По обыкновению, увели его в казематы, чтобы выбить признание о содеянном. Чуть позже состоялся разговор, в ходе которого этот дурак, тщетно пытаясь выбраться из сырого помещения темницы, оказался мною заколот. Он носился по темнице, как безумец и хохотал, вырывался. До поры до времени. Пяти колотых ран в его теле хватило, чтобы умерить его пыл и сбавить волю к жизни. Навсегда. Странно, но я даже не поколебался - ни когда убил этого парня, ни когда начал писать о том, как я его убил... ------ На следующий день представилась возможность немного расслабиться и на некоторое время покинуть лагерь. И покинуть не для того, чтобы пойти в шахту эту. Я, Ганник и Харрик пошли на разведку местности - обогнули лес, поубавили прыть местных зверин. Кое-где было действительно красиво, хоть и довольно мрачно. Но что мне больше всего запомнилось, так это болотистая местность, раскинувшаяся неподалеку от большого водопада. Запах этого болота был сродни его "пейзажу", поэтому мы там надолго не задержались и, не встретив никаких преград, кроме парочки зверей, вернулись в лагерь. "Синяков" не повстречали, а жаль. Хотел бы я кому-нибудь из них, помимо карманов, вывернуть еще и внутренности, сукам... ------ Решил, наконец, по назначению использовать данное мне оружие: пошел на арену и начал тренироваться. Разминался, разрезал мечом воздух и ловил на себе полувопросительные взгляды рудокопов, доколе мне не надоело такое внимание. Чуть позже встретил Бальво, и попросил его научить меня толково обращаться с мечом. Он рассказал о преимуществе одноручного и двуручного оружия, поведал о их различиях. Я, конечно, избрал для себя одноручное оружие (предпочитаю элегантность, так сказать). Потом закрепили всё изученное отработкой ударов друг на друге - боковые удары, прямые рубящие, комбинации из рубящих! В общем, было весьма интересно узнать, как предпочитают вести бой закаленные вояки. Однако, хорошенький и компактный нож ничем не хуже тяжелого меча. Так или иначе, я не намерен останавливаться на достигнутом, и твердо решил, что буду продолжать совершенствоваться - как с ножом, так и с мечом. Возможно когда-нибудь у меня даже получится эффективно использовать два оружия в обеих руках. А ведь хорошая идея. В одной руке нож, в другой - меч. Один клинок в живот, другой - в бок. Надо бы подумать на досуге о таком. ------ Я поначалу думал, что в поход к заброшенному монастырю вместе с магами пойдет человека четыре, может пять. Однако сильно недосчитал. Возле ворот собралась целая армия, во главе с бароном. Спокойнее от мысли, что придется идти с десятком теней и стражников, мне не стало. У половины из них просто пустые глаза, и не менее пустой взгляд. Меня это не то что бы пугает, но скорее раздражает. Короче, теперь даже помародерствовать не выйдет, такую конкуренцию навлек этот мудак, барон. Ладно, пора выдвигаться. Может все таки что-то да перепадет мне с этого дела...
  5. 1) Известные никнеймы: Виман(тысячи их), Виберт, Икальдир... 2) Стаж ролевой игры: 4 года; 3) Опыт проведения ивентов\квестов: опыт отсутствует, но имеется энтузиазм; 4) Приблизительный онлайн: 4-5 часов в день; 5) Контактные данные: Wiman#9431 - дискорд; 6) Примеры мини-ивентов: переправил боту;
  6. Виман

    Лица персонажей

    1) Ссылка на ваше лицо формата PNG: чуть ниже 2) Пол персонажа: мужчина
  7. Я не могу сказать точно, по какой причине вернулся в лагерь. Какое-то время меня одолевало желание спрыгнуть с высокой скалы, на которую забрался. Вся эта колония, тяжким грузом обвалившаяся мне на спину, будь она проклята. Целый месяц я уже провел здесь, а выхода отсюда не нашел. Даже мертвым не суждено выбраться отсюда. И вот, я уже был на расстоянии вытянутой руки от своей смерти, однако… новоприбывший каторжник, поднявшийся столь же высоко, как и я, наверное желая разглядеть местность получше, ненавязчиво поинтересовался, где здесь можно цивилизованно отдохнуть. Впрочем, он сам ответил на свой вопрос, заглянув вдаль, и увидев там "цивилизацию" в лице Старого лагеря. К слову, для новоприбывшего он был достаточно неплохо осведомлен о происходящих здесь зверствах. Так или иначе, он не возгорелся желанием прикончить меня, завидев в руке нечто более ценное, чем палка, подобно трём другим идиотам, о которых чуть позже расскажу. Короче, буду пока что держаться рядом с этим рыжим болтуном. Думаю, он сможет подсобить мне в ряде дел. ------ Потом кое-как успел посетить турнир. Бились четверо смертников. Но в последствие, живым остался только один - тот, что увереннее всех держал в руках меч. Сделал я две ставки, но выигрышной оказалась только одна. Ладно, по крайней мере, ничего не потерял. Хотя был на грани. По истечению турнира, ко мне прибодался воистину чёрный тень. Он потребовал от меня отдать свою рубаху «на тряпки». Благо, какой-то стражник заступился. Как я понял, это всё проделки Кастеллы, раздери его варг. Надо что-то придумать. Не могу же я вечно находиться под влиянием этого ублюдка. ------ Чуть позже я познакомился с другим, не менее «зелёным» рудокопом. Он весьма наивен, но при этом добр ко мне. Однако до настоящего времени, нахождение рядом с ним влекло лишь неприятности. В первый раз, оказавшись с ним за лагерем, возле старой хижины охотников, до нас докопалась троица голозадых идиотов, «желающих поговорить», которых я уже упоминал. Пока мы убегали, в голову прилетел увесистый такой камень, либо палка, или что-то ещё (а то и всё вместе). В общем, кое-как оторвались и заныкались в лагере. ------ Спустя примерно пару часов приметил одного из той троицы возле костра. Видимо, он не признал меня, или просто притворился. Он там о чем-то болтал с другими батраками, хотели какие-то кулачные бои организовать. Я не теряя возможности отыграться, предложил ему побороться на арене. И уже вскоре он поедал песок. Следом против меня вышли ещё двое. Из арены они уже выползали с разбитыми носами. Ничего так не согревает душу, как радость от победы, хоть и от такой незначительной. ------ Вернувшись к костру всей оравой, обнаружили двух непутевых грабителей, которые намедни хотели нас избить. Третий шёл с нами, видимо даже не подозревая, что я еще пару часов назад был его жертвой. Дед Герасим что-то выяснял с ними. Видимо, кого-то еще пытались убить. Мы с приятелем по несчастью решили не стоять в стороне и тоже принялись их судить. В конце концов, они явно почувствовали свою ничтожность и по одному разбежались. Останавливать мы их не стали. Остался только один – не то глупый, не то смелый, либо совмещающий эти два качества. Это тот, с которым я дрался на арене. Убивать его не было смысла. Лишь нажили бы себе лишних проблем. В любом случае, надо бы держаться от этой троицы подальше, пока они сами друг с другом не перегрызутся. ------ Моего наивного приятеля ограбили по указу какого-то Гириха. Сняли с него последние штаны. Весьма благородно с их стороны. Что ж, надеюсь, это научит его держаться подальше от опасностей до тех пор, пока не будет в состоянии им противостоять. Хотя, будет куда более эффективней объяснить ему всё лично. В конце концов, молодым присуща эта спесь, эти амбиции. Но все они начинают мириться со своей судьбой, когда проходит время... и скажи я это кому-нибудь наяву, услышал бы в ответ "Ты сам молодой! И сам полон гордыней!". Надоело. Когда уже, наконец, начну приобретать более суровые черты лица? Когда уже, наконец, начну стареть? Это все так странно. Ведь мой отец выглядел таким старым, когда ему было еще тридцать лет. Серьезный и суровый, морщинистый - настоящий вояка! Почему же я не такой? Мне ведь тоже почти тридцать... ------ В полночь мне и моему наивному товарищу предстоит встретиться с одним из представителей лагеря. Тихо и бесшумно, без лишних глаз. Все состоится возле южных ворот. Что ж, надеюсь, что обойдемся без неприятных сюрпризов со стороны местных. ------ Кое-как пробрались в то здание возле южных врат по каменным выступам. Заметили там знакомого нам теня, звать которого Бальво. В общем, покумекали с ним, и поняли, что если хотим заполучить его голос - нужно хорошенько разузнать местных рудокопов и выведать их намерения. Ну, или выцепить у них информацию о каком-нибудь тайнике. Всякая информация пригодится, думается мне. Быть может, его даже заинтересуют сведения о некоторых призраках... ------ Дед Герасим организовал некое сообщество "Трудяг", к которым приписал и меня. Не сказать, чтобы я любил ручной труд или что-то в этом роде, но иногда просто нужно делать то, чего тебе не хочется. Благо, хотя бы походы в шахту я избегал уже примерно неделю. Не очень хотелось бы туда возвращаться. К слову, мой напарник, Роз, успел довольно многое выведать о рудокопах. При следующей встрече с Бальво, надо будет намекнуть ему, что нам есть что рассказать. ------ Его порадовала данная нами информация о паре-тройке простачков. Сказал, что для первого раза неплохо. Что ж, будем продолжать в том же духе. В то же время, Розу что-то не дает покоя, и он говорит мне, что нужно посетить Новый лагерь. В целях внедрения в тамошнюю культуру, стало быть. Это, конечно, в рамки нашего задания не входит, но думаю, что нашу авантюру так или иначе поощрят. ------ Таки выбравшись за пределы Старого лагеря, мы повстречали сучьих воров! "Синие меха" подобрались, как ни странно, почти вплотную к южным воротам, через которые мы, не без усилий, перелезли. Воров было около семи-восьми, так что мы постарались обойтись с ними как можно вежливее. Я, конечно, понимал, что они от нас с пустыми руками не отстанут, но попробовать отговориться стоило. Жаль, не вышло. Чтобы эта орава нас на ровном месте не убила, мне пришлось немного приврать им, отвлечь. Я мимолетом сказал что из Старого Лагеря недавно вышел конвой, не знаю, помогло ли это, но я жив. Ворюги же сказали, что "нагонят" их. Помимо всего прочего, синяки стрясли с меня всю руду. Ну и к черту, одни проблемы от неё! Так или иначе, воры отпустили нас и весьма быстро скрылись. Мы же с Розом поспешили в Старую шахту, чтобы предупредить тамошних обывателей о вполне возможном нападении. Бальво, о чудо, оказался там, и мы все сообщили. Он нас отпустил, скомандовав по тихой, чтоб мы незаметно пробрались к Старому. Однако, его старшие "товарищи", сторожившие выход из шахты, ни с ним, ни с нами не были согласны. Твердолобый, тупой стражник и не менее непробиваемый призрак, имен которых я не ведал, наставили на нас оружие, и, не прилагая больших усилий, заставили нас дожидаться, пока конвой не тронется, а мы не станем его частью. К счастью, все обошлось, и воров мы не повстречали. Прибыв в лагерь, мы повстречали барона, который, явно не радостный новости о бродящих неподалеку ворах, решил, наверное прикончить их. Он взял своих людей и куда-то выдвинулся. К нам же был отдельный разговор. Бальво отвел нас в казематы, дабы "избежать нежелательного внимания". Там мы всё объяснили, даже сам барон Бертрам нас похвалил и позволил пообедать на кухне замка. Правда, после непродолжительной трапезы, Бальво влепил нам не хилых таких тумаков - тоже для наглядности. С распухшими скулами мы вернулись обратно по своим хижинам. Ну и ночка была. Благо, остались живы. ------ На следующий день, мы с Розом решили, что было бы неплохо погостить, наконец, в Новом лагере. К слову, ничего нового мы там не выведали, за исключением имен нескольких неприметных людей. И еще посетили шахту в обличье скребков. У них тут весьма необычная иерархия: есть обычные, и есть "настоящие" скребки. Последним, как сказал местный глава, всего перепадает поболее, но и работать надо за три головы. Короче, после того, как наемники закончили вести учет полученной руды, мы с Розом втихую смылись, вернувшись в Старый...
  8. Виман

    Виман | Труд

    1) Ваш ник: Виман; 2) Что желаете получить: Жареное мясо, кости, перья падальщика (последние два - как рп-предметы); 3) Какие ресурсы были затрачены: 5 единиц древесины, свежая туша падальщика; 4) Скриншоты: (https://imgur.com/a/1iSeKJ1)
  9. Виман

    Виман | Труд

    Каждый человек в колонии, не принадлежащий к крупному лагерю, должен уяснить одну простую вещь: хочешь жить - работай. На себя или на других - не столь важно. И благо, если осознание приходит до того момента, как твои кости выбелит слепящее солнце колонии. Главное - результат, и наш горестный каторжник по имени Виман, это понимал. Но так как он не является ремесленником, ему придется хорошенько импровизировать и соответствующее трудиться, чтобы хоть как-то обеспечить себя едой и огородить от опасностей в лице местного зверья и задиристых рудокопов. 1) Ваш ник: Виман; 2) Что желаете получить: грибы, ягоды, травы (всё на усмотрение проверяющего); 3) Какие ресурсы были затрачены: время и силы; 4) Скриншоты: (https://imgur.com/a/utDqdMk)
  10. 1. Игровой ник: Виман 2. Полное имя персонажа: Виман Кейн 3. Статус: рудокоп 4. Номер дома на карте и его цвет: Зап. район, 7 дом
  11. Виман

    Сетка ролей

    1. Имя вашего персонажа, род его занятий: Виман, свободолюбивый и хитрый бездельник; 2. Имя или типаж персонажа, которому вы предлагаете отношения: Стражник, не имеющий ничего против взимания платы за защиту с рудокопов; 3. Природа отношений: Неприязненные, притворно дружеские; 4. Ваши контакты: Форум, дискорд (Wiman#9431);
  12. Составить портрет его, как личности, весьма сложно, ибо скрытность и двуличие, как последствия преступной деятельности - налицо. Он часто бывает противоречив в своих словах, взглядах, да и в поступках - тоже. Умеет врать, причём настолько искусно, что порой сам забывает о правде, против которой недавно боролся. Тем не менее, способен и на проявление чести. Также является довольно агрессивным и умелым бойцом, использующим абсолютно все грязные способы борьбы ради одержания победы. Хотя на первый взгляд так и не скажешь, ибо выглядит весьма худощавым и не представляющим угрозы. Как пример его свободолюбия и неприятия законов можно привести многочисленные попытки покинуть помещение тюремной камеры. К слову, выбраться ему бы удалось, если бы не вовремя подоспевшая стража, которую он, как и многих горожан, по каким-то не выявленным причинам, ненавидит. В остальном же он является вполне своеобычным представителем королевства Миртана - волосы цвета каштана, глаза со смесью зелёного и серого. По собственным заверениям, является двадцатисемилетним, хотя выглядит куда младше. Какие бы то ни было родственники отсутствуют. Я лично готов поручиться за него и принять на службу, как умелого человека. Запрашиваю ваших разрешений, дорогой судья. Верю и уповаю на ваше понимание и на то, что этому юноше будет даровано прощение и возможность быть перевоспитанным. - из рапорта неизвестного офицера Слова лишь ранят, разрушают. Они порождают губительные слухи, правдивость которых крайне сомнительна. Иногда эти слухи касаются и тех, кто, казалось бы, совсем не может быть к ним причастен. Нашего героя (или же уместней назвать его злодеем?) зовут Виман. И, согласно расхожему мнению, его отец был человеком с большой дороги, до того как решил основать свое небольшое дело по продаже антиквариата. Ввиду этих неприятных слухов, у Вимана не было друзей, даже отца он не мог счесть таковым, ибо тот не мог рассказать о своем прошлом, лишь отшучиваясь и отнекиваясь. Да и времени он уделял ему крайне мало. Матери у Вимана довольно рано не стало. Опять-таки, недобрые слухи коснулись и её тоже. Кто-то молвил, что её убил отец Вимана, а кто-то, более лояльно настроенный, говорил что она сама того покинула из-за его непростого характера и пристрастия к алкоголю. Большую часть своего детства Виман ложился спать голодным, мирясь со своей судьбой. Но однажды его словно переклинило, и он, не страшась ни закона, ни ровесников, начал бороться за свою жизнь. Он полностью оправдал свое наследие, как разбойник, поняв, что как честного человека его никогда не воспримут. Чуть позже он начал воровать еду. Весьма искусно и изобретательно для подростка. Хоть и его кражи часто были связаны с бегством от стражников и разгневанных торговцев, ему удавалось оставаться неопознанным. Уж поверьте, голодающих детей в этом городке было весьма много, так что накормить или переловить их было крайне сложно. Так или иначе, Виман осознал, что единственный близкий ему человек – это отец. Он был готов избить, придушить, да всё что угодно сделать с тем, кто скажет о нём недоброе. Это, конечно, аукнулось, и Вимана стали куда чаще узнавать, испытывать к нему большую неприязнь… Наконец, вскрылись свидетели, которые некогда подверглись вооруженному нападению со стороны отца нашего героя. Они привели доказательства его виновности, и карающая длань в обличье городской стражи не заставила себя долго ждать. Их было всего двое. Действительно, большего тогда отделение стражи позволить себе не могло. Отец не стал сдаваться без боя, как и его верный сын. Из этой битвы они вышли победителями, но какой ценой… Ведь на горизонте маячило нечто большее - настоящая война, награда за победу в которой – жизнь. Отец, несмотря на свой немалый возраст, клонящийся к середине четвертого десятка, почти не подавал признаков агонии, хоть и раны на его теле говорили иначе. Тогда близилась ночь, и отец с сыном незамедлительно покинули город, собрав лишь всё самое необходимое. Давно известные дороги медленно сменялись на тайные тропы, граничащие с дремучим лесом. Таверна за таверной, отец, как ни странно, становился лишь добрее к своему сыну. Отцовская ли забота, благоприятный эффект от опустошенных кружек пива или же всё вместе – неважно. Важно лишь то, что тогда между ними проявилось то самое чувство, некогда родственное, но сейчас позабытое – взаимопонимание. Отец рассказывал сыну о своей жизни, стараясь, конечно, избегать упоминания своей кровавой карьеры, обсуждал дальнейшие перспективы и желания сына, будто бы ни в чем не бывало. Он даже учил его владению мечом, учил всему, что сам знал, ибо видел, что век его неумолимо движется к концу! Лишь иногда он вздрагивал, чуть сопя и хватаясь за левый бок, а затем смеялся, приговаривая «Повёлся-повёлся!». Прошло время. Наверное, чуть меньше года. Виман стал юношей. А может быть даже мужчиной! Но вместе со становлением одного человека, другой медленно уходит на покой… «Тяжела ноша странника», - вторил отец уже несчетный раз, а Виман лишь соглашался, подшучивая: «В особенности, если его разыскивают на большей половине срединного королевства». Когда-то эти саркастичные шутки были уместны, когда-то – нет. Но сегодняшний день был особенный. Поначалу отец просто остановился у фонарного столба, решивши перевести дыхание. Однако его подбитые, старые легкие будто бы отказывались даровать ему должное количество кислорода. Вскоре он закашлял, отхаркиваясь кровью и обессиленно падая на колени, при этом зажимая старую рану на груди, что так и не зажила. Явно не вовремя среагировавший Виман, подбежал к отцу, - Пап! Пап, ты чего? – воскликнул тот, легонько хлопая его по спине, будто бы надеясь, что его боль от этого пройдет. Ближайший город и врачеватель - в нескольких километрах, а смерть отца была в нескольких метрах. Отец на секунду перестал кашлять, и, прижавшись спиной к фонарному столбу, прохрипел: - Боги… вынесли решение… сынок, - еле слышно молвил отец, медленно умирая. - Нет, пап… К-как я могу тебе помочь!? – тараторил Виман, припадочно глядя на отца. Серые глаза юноши почти выражали смесь страха и жалости, упоминания которых нельзя было услышать даже с его уст… Отец мертвой хваткой вцепился за рубашку Вимана, хрипло молвивши, - Заверши мои… страдания, сынок, - он кивнул на нож, что покоился на поясе, выждал мёртвую паузу, и глядя на обескураженного сына, добавил, - Только так ты сможешь… облегчить страдания… моей бренной плоти. - Нет! – вскрикнул Виман, заключив отца в объятия своими небольшими руками. Он явно не понимал, что таким образом лишь усугубляет положение дел, - Нет, папа, не оставляй меня одного! Меня же все ненавидят! Все эти благородные мрази… Я убью их, обещаю! – клялся Виман, изредка отпуская отца и заглядывая в его полуживые глаза и застывшую на губах кровавую улыбку. Вся рубашка юноши была перепачкана в крови, а лицо пропиталось влагой солёных и горьких слёз. Над ночной Миртаной воцарилась гробовая тишина, лишь изредка прерываемая лёгкими порывами ветра, но вдруг отец, будто явившись из другого мира, прошептал: - Амулет… возьми его, Виман, - он медленно снял с шеи амулет, на котором был искусно вычерчен меч бронзового цвета, заключенный в небольшую витрину, - Знай, за кого… сражаешься, сынок… Помни, я всегда буду… с тобой рядом, даже если ты не будешь в это верить… Виман набросил амулет на шею. На его лице промелькнуло что-то, отдаленно напоминающее улыбку, - Я верю, пап, верю… Откашлявшись, отец вновь прохрипел, - И запомни… что лишь одни у нас судья – Боги, и никто более… Это были его последние слова. - Я сделаю всё так, как сочту нужным, отец. Именно так, как ты этого желал… - тихо шептал Виман. Однако отец его уже не слышал. Он испустил последний вздох. Теперь его путь закончен, однако путь его сына лишь начинается. ~ Сам себе - и друг, и приятель ~ Он ещё долго пытался разговорить уже мертвого отца, но не мог добиться успеха. Спустя время, он нашел в себе силы похоронить его. Предав отца земле с помощью украденной с ближайшего двора лопатой, Виман отправился туда, где, по его мнению, его не захотели бы убить, называя разбойником. Дорога предстояла на север Миртаны. Голод стал его извечным спутником. Впрочем, уже не таким противным и надоедливым. Весьма редко представлялась возможность полакомиться чем-то вкусным, да и поесть в целом. Какое-то время Виман пытался устроиться разнорабочим и посыльным в местных поселениях, но, опять же, особого успеха не добился. Да и вдобавок ко всему, платили слишком мало для того, чтобы можно было довольствоваться. Вскоре юноша решил вернуться к истокам – продолжил пробовать себя на поприще вора. Он брал всё, что плохо лежало, стараясь оставаться незамеченным. Когда он почувствовал себя более смелым и уверенным, он начал рыться по чужим карманам, выуживая из них золото. Пару раз он попадался на этом, но умело оправдывался. Однако, кто-то явно не испытывающей любви к местным законам, понял, что Виман далеко не честен в своих словах и, вопреки его оправданиям, всё же является преступником. Проще говоря, Вимана заприметила местная гильдия воров, что распространяла своё влияние на местный посёлок и совсем немного на соседний город. Общество законченных индивидуалистов-воров, хоть и было не по нраву Виману, он предпочитал именно этих людей выходцам из благородных и честных семей, клевещущих тут и там. Постепенно Виман начал осваиваться, расти как мужчина и вор. У него определённо был талант к этому необычному ремеслу, но он не желал его развивать. Но в чём главная загвоздка – Виман плыл по течению, ничего не страшась. У него не было определённой цели в жизни, он просто проживал каждый день, словно последний, но каждый раз доживал до следующего рассвета, целый и почти невредимый. Он шёл по своему пути, готовый в любой момент принять смерть от руки стражника, который мог бы не внять его убеждениям, или быть битым разъяренной толпой… Спустя много лет, проверенная жизнью гильдия потеряла многих своих неумелых представителей, а при последней крупной краже был задержан сам главарь воров. В гильдии началась вялая борьба за власть, которая принесла ей ещё большие страдания в виде смерти своих представителей. Виман тоже был втянут в эту борьбу, но со временем он начал терять для себя всякую выгоду, как и желание работать на "общее благо". Вскоре пришло осознание, что нужно выходить из дела, вот только вся соль в том, что, однажды войдя в гильдию, покинуть её можно только одним способом – вперёд ногами и с отрубленной головой. Однако, на следующий день все члены гильдии усопли вечным сном. Чарующим снотворным был острый нож, а его носителем стал Виман. Небольшая, как и гильдия, сокровищница, вскоре оказалась пуста. Но решив на этом не останавливаться, меркантильный хитрец доложил ополчению о том, что воровская шайка почила. Он получил своё вознаграждение. Даже два вознаграждения. Первое было дано золотом, а вторым стала уютная, чуть сырая тюремная камера и несколько дохлых крыс. Быть может, второго вознаграждения Виман бы не получил, если уничтожил бы все улики своего пребывания в гильдии, которые, несомненно, были, и ополченцы, решившие вслед за Виманом обыскать воровское укрытие, нашли их. Месяц, то ли два он сидел за решеткой, изредка балуя себя черствым хлебом и парой бутылок воды, иногда от нечего делать, разбивая кулаки о камни, в надежде на то, что последние треснут, явив путь на свободу. Были, конечно, и ещё несколько изощрённых попыток побега - он пытался согнуть прутья и протиснуться сквозь решётку... К сожалению, сбежать так и не удалось. Ну и конечно, был недолгий суд, на котором Виман, однако не присутствовал. Вдруг решётка камеры противно проскрежетала и скрылась из виду, спрятавшись меж каменной кладкой. В сырое помещение зашёл офицер, смерив Вимана вкрадчивым взглядом и кротко кивнув. - Что ж, - начал было тот, - Один лишь факт того, что ты решил ступить на путь восстановления своей чести, наказав тех подлецов – уже хорошо, - молвил офицер успокаивающе, но явно что-то утаивая. Виман тихо усмехнулся, после чего возразил, - Они ещё вернутся, уверуйте… А если не они, то проклятые грабители, - презрительно молвил парень, акцентируя внимание на последнем слове. И ведь верно, у воров с бандитами были весьма напряжённые отношения, медленно перерастающие во вражду, ибо, если первые желали обокрасть живых, тех, кто ещё мог бы «быть полезен», то последние обычно прерывали жизни, забирая у мёртвых последние гроши. Цели едины, но методы разнятся. Офицер выдержал паузу, после чего ответил, - Бандиты будут наказаны, - уверенно произнес он, - А что по счёт тебя, Виман, то я не сумел спасти твоё положение, уж не будь зол… - несколько удручённо говорил тот, чуть склонив голову. - Меня казнят? – серьёзно вопрошал Виман, сквозь темноту уставившись в глаза офицера. - Нет, кое-что похуже. Тебя вместе со следующим конвоем отправят в Долину Рудников, в Хоринис, - промолвил мужчина, после чего добавил, - Навсегда. Виман не стал отвечать. Просто вздохнул. Но спустя время, нарушил тишину, - Этого уже никак не избежать? Может, ты меня просто отпустишь? - Это не в моей компетенции, Виман. Да и ко всему прочему, подобное - незаконно! – чуть повысил тон офицер, после чего добавил, - Я думаю, ты привыкнешь к этой среде. В конце концов, я надеюсь, что не все там такие уж бестактные разбойники, - с надеждой выговорил мужчина. Как известно, надежда умирает последней... С наступлением следующего рассвета, несчастный вор вместе с братьями по несчастью, отправился в горнодобывающую колонию в сопровождении десятка гвардейцев. Корабль стремительно доставил их на уже успевший стать ненавистным, остров Хоринис. Уже вскоре копья гвардейцев плотно прижимались к спинам каторжников, вынуждая их подписать себе смертный приговор, длиною в жизнь. Магический барьер с распростёртыми объятиями принял новых жертв, судьба которых теперь была лишь в их руках. Один из заключённых, абсолютно отчаянный, плюнул на всё и... просто решил покинуть магические стены купола, невзирая на не раз подтверждённые факты безвыходности подобной ситуации. Яростно сверкнув, барьер направил на него свою мощь и превратил в тлеющую кучку пепла, будто бы в назидание остальным. Вздохнув, оставшиеся каторжники, измождённые долгой дорогой, медленно побрели по направлению к Старой крепости, высокая башня которой тянулась к вершине купола. ~ Безнадёжная каторга ~ Старый лагерь, не терпящий слабых и ненавидящий честолюбивых. Там-то и разошлись пути каторжников, с которыми Виман имел честь разделить дорогу. Местные законы, точнее их полное отсутствие, несколько смутили парня, и он, в общем-то, не знал куда податься. Прозябать в шахте, потея ради возможности проявить себя, он не желал. В действие опять пошло воровство. Да, золота не было - и чёрт бы с ним. Руда, в общем-то, тоже не очень себе валюта, посчитал Виман. Поэтому он стал переходить на вещи более ценные с практической точки зрения - небольшие инструменты, оружие и казавшаяся съедобной, пища, и по-тихому сбывал их всем желающим из числа тех, кому он доверял. В основе своей, это были рудокопы. Некоторое время всё шло вполне себе хорошо, пока Вимана не приметили один стражник, поддерживающий беспорядок в лагере. Заметив, что у него стала водится руда, он под самыми различными предлогами, начал с него её трясти. В первый раз Виман отказался платить, поэтому стражники сами взяли плату, применив немного физической силы. Парень, наверное впервые за несколько лет получил по морде. Благо, все зубы остались на месте, пострадала только гордость. Не найдя лучшего решения избежать общества не самых дружелюбных стражников, Виман отправился в шахту, надеясь, наверное, завести пару новых приятелей. В любом случае, попытки его воровства были уже неоднократно замечены, и это могло привести к более плачевным последствиям, чем обычная драка. Тяжёлый воздух, будто бы из преисподней, забивал лёгкие каждого рудокопа, оставляя свой кровавый след. Махая киркой, они переодически кашляли, и с уст их иногда сходила кровь. Это что-то напоминало Виману. Это чувство дежавю... Нечто подобное он видел, когда умер его отец. Однако, он никогда не был шахтёром, и кровью он излился от старых ран, полученных от меча. - Колония - жестокое место. Лишь сильные выживают, а слабые - доживают, - раздался голос захудалого рудокопа, почти ничем не отличающегося от других, кроме как своей должностью повара. Виман от природы не был наделён сильным телом. Он не был способен работать наравне с другими, за что и был порицаем. Но вскоре, настала, наконец, и его очередь получить свою дневную (или ночную) норму еды. Повар, наполнив небольшую деревянную миску супом, проронил, обращаясь к Виману, - Я тебе вот что скажу, свежая кровь, пойди лучше вон к тому мужику, - повар не стыдясь указал пальцем в сторону измученного старателя, сидящего возле деревянной балки, - Он, может быть, покажет тебе, как правильно кайлом махать, не то ты себя угробишь. Виман с опаской глянул на старателя, после чего приблизился к нему. В глазах его виднелась тяжесть и тоска от пережитых за долгие годы несчастий. Он казался старым, но ещё не обмякшим, - Выглядишь довольно живенько, новичок, - с усмешкой произнес старатель, - Долго ли ты будешь таким? - Боги решат, - не найдя лучшего ответа, молвил Виман, - По крайней мере, я ещё не дышу кровью и не плююсь ею. Они сравнительно долго беседовали, обмениваясь знаниями. Виман рассказывал о последних известных новостях с материка, а старик - о хитростях и премудростях жизни в колонии. При этом старик очень громко кашлял. На него оказывали влияние как тяжёлый воздух шахты (или же его отсутствие), так и болезни, тяжесть которых удерживал на своей горбатой спине. - За то время, которое я провёл здесь, я успел понять, что шахта - не лучшее место для жизни, - сказав такую очевидную глупость, усмехнулся старик. - Слушай, меня зовут Виман, а те... - не успел он договорить, как был прерван. - Нет-нет, не будем тратить на это время, - раздраженно молвил старатель, - Я явно доживаю свои последние дни, и хочу, чтобы ты знал, Виман, что участь шахтёра - хуже рабской, - он вновь откашлялся, после чего продолжил, - Живи своей жизнью. Живи так, чтобы не стать подобным мне. Видишь ли, мне всего тридцать второй год... - Неужели? Хочешь сказать, что тебе тридцать два? - говорил Виман, слегка удивившись, - Ты выглядишь древнее самого мира... - Верь или не верь, но эта неестественная старость из-за пребывания в этой проклятой шахте, в надежде на лучшую жизнь. Они могли ещё долго коротать свободное время за разговорами, и единственным, что прерывало их, был кашель. Каждый раз, когда "долгожитель" кашлял, можно было заметить кровь, которую он, будто бы ни в чем не бывало вытирал рукой. Каждый кашель был предсмертным звоночком... Как-то раз Виман нашёл этого старателя на его любимом месте, где тот любил отдыхать. Он сидел, как и всегда, а перед ним была довольно сытная, дорогая еда. Старый шахтёр почему-то не двигался. Приблизившись, наш герой довольно быстро понял, что старик встретил свой конец. Он уже был мёртв. На вилке, которая застыла в его руке, был невероятно привлекательный кусочек ветчины, обрамлённый необычным соусом. Но при кратком изучении, оказалось, что главный и единственный ингредиент этого соуса - кровь... Виман, вздохнув, решил оставить мёртвого в покое. Ведь именно так хотел умереть молодой "старик". Спустя время, Виман сумел выбраться из шахты, и более в неё никогда не возвращался. Ровно, как и не возвращался в Старый лагерь. Парень вернулся к пункту обмена. В голове его таилось огромное количество информации, которую нужно было переосмыслить и переварить. В лагере постоянная суета, но вот здесь, высоко, выше крепостных стен и башен, в горах возле точки обмена, он сел, свесив ноги, возле уступа, с которого открывался пейзаж на всю долину, и задумался... Однако, дикая природа не может слишком долго быть доброй к обывателям, поэтому вскоре Виман вернулся обратно, в Старый лагерь, все ещё погруженный в раздумья. - Надеюсь, ты доволен моими свершениями, отец... - тихо молвил Виман, сжимая в руке старый амулет и обращаясь к давно ушедшему на небеса отцу, - Я найду способ выбраться отсюда, один или с кем-то - неважно... Но с твоим именем на устах, отец, я найду способ... найду... ----
  13. Виман

    Набор: Новый Лагерь

    1. Имя персонажа: Виман 2. Желаемая роль: вор 3. Желаемое ремесло и навык: карманник 4. Информация о персонаже: см. пункт 7 5. Прошлые роли, стаж ролевой игры: Виберт(глубоко верующий самогонщик, по собственной воле утопившийся в реке); Валенфорд(старый солдат и партизан, так и не сыскавший покоя на острове Хоринис); Икальдир(не успевший реализоваться как отец и артист, мужчина); Кассий(надо же, опять артист, и вновь не состоявшийся!). Ну, а стаж составляет примерно четыре года. 6. Дискорд: Wiman#9431 7. Ссылка на анкету:
  14. Пейзаж омрачён холодной ночью. Кладбище озаряется тусклым лунным светом, а земля и могилы орошаются каплями дождя. Могильщик давно спит, как и те, кого он обычно предает вечному покою. Но, как бы ни так… Земля медленно проваливалась под небольшим деревянным крестом, на котором было грубо вычерчено незамысловатое «Кассий». Из под рыхлой земли показалась рука, а следом и целая фигура. Тяжело дыша, силуэт, едва не погребенный заживо, улёгся на землю, обессилев. Под ногти его забилась влажная земля, а на рваной рубашке виднелась кровь, как, впрочем и на лице. Синяки и ссадины очерняли общий его портрет… Артист и подумать не мог, что из-за одной неудачной шутки, толпа забьёт его до потери сознания, а кто-то, по всей видимости, даже полоснул его ножом… Но кто же хотел убить его? Кому вообще взбрело в голову тащить его на кладбище, затем хоронить? Ну, подумаешь, полежал бы пару часов на холодном камне, очнулся бы, да пошёл восвояси, так нет… Во всём предстояло разобраться. Всему виной его недальновидность, стало быть. Вечно ходящий по краю пропасти, уже порядком поднадоевший местным горожанам артист, не сумевши сохранить баланс в своих действиях, канул в пропасть. Но выжил. И зализав раны, направился в ненавистный город - Хоринис. Однако, что теперь ему делать – черт знает. Ведь кроме травления баек, да жонглирования ножами (причём не всегда безболезненно), он, в целом, ничем не помышлял. А неблагодарная публика теперь навряд ли его примет... Он, конечно, мог бы стать подёнщиком, но подобная перспектива его не устраивала, даже если учесть его недюжинную силу и весьма крепкую спину… Впрочем, слабые в Хоринисе надолго не задерживаются. Кассий, как вы уже поняли, был не из таких. Его внешние данные были под стать его силе и скорости. Проще говоря, он был привлекательным… когда не улыбался… хе-хе… тогда становился еще более привлекательным. Волосы у Кассия были сравнительно короткие. И даже не потому, что тот часто посещал цирюльню, а чисто из биологических соображений – облысения. Эта несчастная особенность передалась ему от отца, который, кстати, тоже был творческим человеком. Он являл свои идеи всей Миртане, многие из которых были воплощены в реальность, за что он прослыл весьма уважаемым человеком... Однако, он же был более талантливым, нежели сын, и при этом избравшим для себя тропу музыканта, в то время как Кассий пытался стать виртуозом во всех направлениях искусства. Рисование, сценические выступления, литература, танцы, музыка – всё это не пустые слова для него. Будучи в Хоринисе, он остановился именно на сцене, но, как вы уже поняли, больших успехов не добился. Желание превзойти отца на всех фронтах всё еще бушует в его сердце, и мужчина верит, что когда-нибудь и он сумеет выдать нечто такое, о чем будут молвить еще последующие несколько лет... Смелость, слегка переходящая грань безрассудности, также входит в ряд его неоспоримых достоинств. Ввиду своей смелости, он также авантюрен и азартен. Ещё ему, как творческому человеку, присуща некоторая странность и недопонимание со стороны окружающих, из-за чего, впрочем, иногда страдает. Психическая его нестабильность заключается в непредсказуемости и переменчивости. Наигранных или нет – сложно сказать. Тем не менее, он даёт себе отчёт во всех своих действиях и хорошо обдумывает их. Причём обдумывает весьма быстро, зачастую – с выгодой для себя и окружающих. Опять-таки, можно сказать, что умом он не обделён, как и обаянием. Голос у него приятный, глубокий, (почти не тронутый литрами выпитого алкоголя) внимать глаголу которого – одно удовольствие. Однако, голос не всегда способен стать ключом к решению некоторых проблем. И вот, ему уже идет четвертый десяток, а он всё еще холостой дядька, не имеющий дома и постоянной работы. Зато имеется жизненный опыт, навыки и кое-какое имущество. Наверняка их с лихвой хватит, чтобы должным образом прописаться в этом ненавистном городе под названием Хоринис… Или, быть может, где-нибудь ещё. И, конечно, было бы неплохо сыскать своего могильщика и явиться ему в обличье ночного кошмара... Хе-хе, он наверняка удивится живому мертвецу.
  15. Виман

    Семья Каумолайен

    Семья Каумолайен - Папа, мы не скоро еще приедем? – перекрикивая звонкий стук колес о камушки и топот копыт лошади, несущих телегу к славному городу, молвил младший сын, Пэтро, что удобно устроился на краю телеги. - Не знаю, сынче, не знаю. Как только – так сразу скажу, - в полудреме, в привычно серьезном тоне ответил отец, Икальдир, погоняя лошадь. Старший же сын, Кхамало, перекатывал в руке игральные кости, глядя на небо и молча улыбаясь. Но вдруг с уст его сошли слова: - Пап, ты не устал? Мож я лошадь поведу? – вопрошал старший, приподняв чутка голову и уставившись отцу в спину, ожидая ответа. Со стопроцентной уверенностью можно было полагать, что усталость отца его мало волновала, однако не часто же выпадает такая возможность – управлять лошадью. Хоть и не в самых лучших условиях. Хотел бы он прокатиться именно в чистом поле, устремиться за солнцем… Мечты. Шмыгнув носом, Икальдир ответил, не оборачиваясь, - Нет, не поведёшь. Не сейчас, по крайней мере. Ты ж гляди какие тут камни-великаны, холмы какие, - усмехаясь говорил отец, - Не справишься ты, только телегу нашу разломаешь. Вот как опустимся на равнину, так сразу, а сейчас – лежи-спи… Путь лежал в Долину Королей. Не столь важно, откуда… Хотя, впрочем, мы вам расскажем о том, что было раньше. История нашей незабываемой троицы начинается в городе Хоринис, жила там одна осиротевшая девица. Звали её Аскрой, и как-то раз уж очень понравился ей один рыжий мужчина – торговец, имеющий небольшое дело – он торговал едой. Звали этого торговца Фэдрау. Или это была его фамилия? История, к сожалению, так и не запомнила. Ну и вот как-то так сложилось, что они обручились. И вскоре родился у них сын, имя коему – Кхамало. Дитя и мать ещё не ведали, каких бед им приготовила судьба. Совсем скоро после рождения Кхамало, Фэдрау, явно беспечный, почувствовал тяжесть ответственности на своей спине и внезапно решил «подарить» своё дело милой жене. А вскоре после «подарка», попросту пропал. Оказалось, что подлец-торговец влез в долги. Большие долги. Но поскольку теперь официально бизнесом заправляла Аскра, все долги ссыпались на неё. Работа торговкой у матери совсем не шла, бизнес был уж больно сильно убыточен. Но всё, что она заработала, приходилось отдавать. Кое-кто даже повышал сумму долга за то, что слишком уж долго его не могут выплатить. Однако, разве могла обычная женщина, кормящая мать, что-то противопоставить? Но как-то раз к прилавку подошёл мужчина, чьё имя, подобно звонкому колоколу, эхом раздавалось в голове Аскры. Это имя она запомнила навсегда. Этот мужчина был лучом солнца в непроглядной пучине, заволокшей небеса бедной девушки. Он прибыл не из Хориниса, и даже не из Тальбурга. Никто не знал, откуда и с кем именно пришел этот молодой улыбчивый человек. Одним днём он просто объявился в городе, и надолго там остался, очарованный красотой и женственностью Аскры. Икальдир Каумолайен. Изголодавший в дороге, он долго искал того, у кого мог бы сытно поесть. Аскра бесплатно накормила его. Щедрости девушки не было предела. В полной мере она осознавала, что долги ей удасться выплатить ещё нескоро, поэтому решила, что если покормит этого молодого красавца, никому от этого не станет хуже… Узнав, как у Аскры идут дела, мужчина вдруг проникся жалостью к ней. И вместе с тем, уважением, ибо в такой ситуации любой мог сложить руки, продать тело, но она держалась. Чем больше они узнавали друг друга, тем сильнее играли их чувства. Икальдир помог погасить долги. Чего он только ни делал… И выступал на сцене вместе с труппой бродячих артистов, и замещал возлюбленную за прилавком, даже в поле работал, и вскоре долг был погашен. Правда, так забавно получилось, что несколько в будущем торговцев не досчитали свои кошельки, но разве это важно? Важно лишь то, что Икальдир женился на Аскре. Что же до Кхамало? Он был еще очень мал, а Икальдир, несмотря на то, что Кхамало не был ему родным сыном, относился к нему тепло, хоть и не принимал большой роли в его воспитании. Это дело он уступил Аскре, а сам посвятил себя более важным делам... Икальдир сумел договориться о продаже прилавка и старого дома, и о покупке нового, где он с женой посвятили себя фермерству. Фермой их дом было назвать довольно сложно. Это был небольшой (в сравнении с другими крупными фермами) участок с огородом, неподалеку от города, где выращивались различные съестные продукты. Вместе с обретением дома, семья обрела и ещё одного сына. Было решено назвать его Пэтро. Жизнь, в общем-то, шла своим чередом. Икальдир частенько посещал выступления местных городских артистов – иногда просто дивился их талантам, а иногда и сам демонстрировал свои мастерство голоса и умение игры на лютне… Отнюдь, это был не полный список всего того, чего умел мужчина. Со временем, это стало хобби, Икальдиру даже удалось стать известным в узких кругах. Одной известностью он, однако, не отделался – денег тоже хватало. Кхамало, тем временем, уже подрос. Тогда ему было уже около пяти лет. И чтобы тот не заскучал, да не расслаблялся, Икальдир поручал ему не сложную работу в поле, а маленький брат за ним бегал, да веселился, а вскоре и сам приобщился к труду. Небольшая семья жила счастливой жизнью, вместе преодолевая трудности. Но вдруг неведомая болезнь свалила Аскру с ног, Икальдир обратился к целителю, но оказалось слишком поздно. Аскра, казалось бы, совсем не подавала признаков болезни, будто бы их и не было вовсе! Её возлюбленный был сломлен, выбит из колеи. Спустя какое-то время, он пристрастился к алкоголю и забросил выступления на сцене. Публика не принимала его, как и он не принимал публику. Мужчина решил конкретно заняться воспитанием детей, стал к ним более строг и требователен. Кхамало стал воспринимать более чужим, ибо тот не был именно его сыном, но через некоторое время Икальдир пересмотрел свои взгляды, и окончательно принял то, что Кхам – его сын. После того, как мужчина вышел из депрессии (не без помощи заботливых сыновей), он продолжил работать на ферме, но на сцену уже вернуться не смог. Обо всём это вспоминал Икальдир, находясь за поводьями и смотря в заволоченное облаками небо, и тут вдруг голос: - Пап, поворачивай, ты чего, уснул!? – воскликнул старший, после чего добавил еще громче, - Чуть вниз не покатились! Старик, чего ты там заснул, ты ж за поводьями! - Да отвянь ты, тунеядец. Просто задумался я, - спокойно проговорил Икальдир, вновь посерьезневший и поморщивший лоб, устремивши свой взгляд на дорогу, которой, казалось, не было конца. Цели и задачи: Как таковых целей нет - есть просто путь вперёд, которому эти трое следуют. Они хотят увидеть мир, и пусть сам остров не такой большой, они уверены, что в Долине Королей есть на что посмотреть. Также они в процессе путешествия хотят проводить различные представления, разыгрывать актёрские сценки. Конечно, не бесплатно. Двух зайцев, не правда ли? Каждый день они проживают, словно последний. Ну и еще не исключается возможность найти старого торговца, что очень сильно "задолжал" семье Каумолайен... Представители семьи: Пэтро сказал о нём: «Я всегда думал что отец хочет чтобы я получил грыжу, но это не так. Таким образом он хотел привить мне любовь к труду, и у него получилось. Икальдир учил меня с братом тому, что понадобится в жизни. Меня учил азам плотничества, а дальше я сам начал рукодельничать. Творить! Отец был строг к нам, наверное жизнь потрепала его так сильно, что чувства стали как засохший хлеб на столе. Однако, на сцене он всегда расцветал. Он хотел чтобы мы были лучше него, желал нам лучшего. Любил меня и брата, несмотря на то что он приемный. Икальдир много работал как руками, так и головой, чтобы мы с братом носили не обноски, а более менее приличную одежду. Икальдир - лучший отец, который заложил мне в голову всё, что нужно. Хороший человек. Это можно понять по его широкой, хоть и не частой улыбке». Кхамало сказал о нём: "Тот кто сделал меня таким, какой я есть. Когда он с мамой только поженился, я считал его причудливым дядей. Иногда он жонглировал, чтобы развеселить меня и брата. До смерти матери со мной он говорил редко. Я знаю, был чужим ему, но после его депрессии все изменилось - он стал работать усерднее ради нашего общего наследия. Я проникся к нему уважением. Полюбил этого дурака..." Икальдир сказал о нём: "Он хороший парень, жизнелюбивый, хоть и дерзкий. Сильный и трудолюбивый - весь в свою маму. Спорить ещё любит. Почти на каждую мелочь. Не люблю в нём этого. Кажется даже, что спокойная размеренная жизнь ему более по душе, нежели тяжелая ноша путешественника." Кхамало сказал о нём: "Мой младший брат. В детстве он вечно ходил за мной хвостиком что ли. Думаю это и значит быть старшим братом. Так вот... Меня точно удовлетворяет, нет, радует, то, что он не презирает меня за то, что я в семье приемный. В общем, он парень классный, да. Поможет когда нужно, поддержит, ну и подшутить может, отличный друг и... брат." Пэтро сказал о нём: "Мой старший брат. Я всегда считал его приемным, но в душе он был мне как родной. Отец хотел чтобы я с ним сблизился. Так и сделал. Я ходил за ним представляя себя на его месте, и понял, что надо пореже говорить ему колючую правду. Кхамало хороший парень, покоритель девушек. Он обязательно поможет, если отец нагрузил работой. Легкомысленный немного, конечно, поэтому он довольно просто поддаётся на уловки, чем пользовались дамы. Я могу с гордостью назваться его братом и сам не побрезгую сказать, что он мой брат!" Икальдир сказал о нём: "Хоть он и не мой сын, чувствую я, что в его жилах течёт моя кровь! Он стойкий, весёлый, улыбчивый... Ну прямо-таки вылитый я в молодости. Душа компании. Кхамало не пропадёт в этом мире, как и его брат. Я не дам этому случиться."
×