Jump to content

Recommended Posts

Guest yoshagg

Всех приветствуем. Ни для кого из вас не секрет, что действующая сессия на Гатии в феоде Нордфол во многом нестандартна: карта из мода, авторские фракции, неизвестная область и лор. Подобное еще никому не встречалось ни в оригинальной Готике, ни даже на необъятных просторах мультиплеера. Назревает вопрос: "А как в это вообще играть?" Да, некоторые моменты могут поставить вас в ступор, и это неудивительно, но мы тут как тут - заранее спешим с доступными каждому и простыми ответами. Эта разработанная нами памятка призвана служить вам обширным и понятным сборником всей необходимой информации о Нордфоле для начала осознанной игры. Все находится под спойлерами ниже. Информация в них выстроена по принципу постепенного перехода от большего к меньшему, от важного к менее примечательному. Дерзайте!

 

1. ГЕОГРАФИЯ И КАРТЫ

Спойлер

1uGAlFkV7aA.jpg

 

Гатия - большой континент, располагающийся далеко на востоке от Мидлэнда. Отыгрыш происходит в северо-западной части этого континента в герцогстве, называемом Северные земли, а именно в крайней западной его части - в области, именуемой Нордфол. Нордфол к тому же и есть название действующей карты и сессии.

Северные земли граничат с герцогствами Этайн, Кланом Топора и столичным округом Гатия.

Отмеченная на карте красным область, что и есть наш Нордфол, находится на одном уровне со всем известным вечно ледяным Нордмаром, но сама ледниками не является. В Нордфоле преобладает суровый, холодный климат с хвойными лесами и исключительно сезонным земледелием. Большую часть года на тамошних полях ничего не растет и жители вынуждены довольствоваться добычей охотников, рыбаков и, конечно же, ввозимыми в порт столицы Нордфола, города Вестпайк, товарами. Товарами и портом обитатели предместий Вестпайка обязаны незамерзающим спокойным водам Нордфольского залива.

96aff44636fc.png

Территория Нордфола в большинстве своем - горы и леса, - по иному это не охарактеризовать. Зачастую и за десятки верст пути там не встретишь ни одной большой, ровной поляны, а где встретишь - та оборвется здоровенным ущельем, края которых лучше обходить стороной, поскольку падать придется долго. Поэтому большая часть Нордфола не обжита и не застроена. На карте даже присутствует печально известная отметка "Дикие земли". Это скалистые горы и ущелья, наполненные опаснейшей и неконтролируемой фауной. Говорят, туда даже были оттеснены некоторые корпуса войск северных орков, когда их отрезали от своих же кораблей и порта. Проход туда воспрещен, а граница перекрыта из соображений безопасности. Люди не селились там исторически по понятным причинам, ведь по преданиям к этой земле прикоснулся сам Белиар. 

Хвойные леса и бездорожье это, конечно, замечательно, но как же без ледников, если Нордфол затрагивает полярный круг? А никак. Вся территория крайнего севера Гатии как раз таки и есть те самые ледяные пустыни. На нашей игровой карте присутствует снежная зона и называется она Тиаренфалем: в отличие от Нордмара там нет места жизни и об этих территориях ходит немало легенд. Этих земель страшится каждый, поскольку никто и никогда оттуда не возвращается, и даже самые ярые охотники за новыми ощущениями, которым на все должно быть плевать, туда не входят. На страже этих земель стоит Тиаренфальский орден рыцарей Вестпайка, основатели которого как раз таки известны тем, что им чудом удалось выбраться оттуда, когда во время освобождения Северных земель от орков там на границе происходила последняя баталия.

Нордфол - спокойный и безопасный, если не отходить от трактов и столицы, край, где навсегда оседают самые разные люди со всего мира. Если же зайти куда не стоит, можно напороться не только на разбойников, но и на опасных, голодных тварей. Зверье - неизменные хозяева здешних лесов. Бывает и так, что они даже не гнушаются выхода на большие дороги в ожидании добычи, особенно ночью, однако же созданные герцогом Северных земель сторожевые посты на трактах и установленные патрули обеспечивают безопасность не только больших дорог, но и местности вокруг них.

 

Полный перечень феодов, входящих в Гатию на момент игры:

 

  • Гатия — феод одноимённого государства, в котором находится одноимённая же старо-новая столица. Самый густозаселённый феод в данный момент игры, в котором находится наибольшее количество городов. Основные жители — белокожие люди, аналог миртанцев;
  • Этайн — предыдущая столица государства. Была уничтожена в результате войны и до сих пор восстанавливается. Одно из самых мистических мест материка. Основные жители — белокожие люди, аналог миртанцев, а также другие люди со всех концов света. В гражданской войне на стороне Беренгара;
  • Аркенас — пустынная область королевства. Первый город здесь был образован после второй войны кочевниками из Варанта. Сражаются за мятежника Беренгара. Основные жители — выходцы из Варанта, бежавшие от проблем своего государства, а также южане;
  • Остров Гонза — ранее дикий тропический остров, которые были освоены особо предприимчивым гатийцем Гонза, который ранее был псиоником королевского ордена. На этом острове Гонза основал свою общину своих собственных поклонников. Он объявил себя божеством и наставляет людей на путь истинный, диктуя выдуманные им нормы морали и поведения, обучая их своему искусству. Ныне находится в нейтралитете в вопросе гражданской войны. Основные жители — гатийцы разных феодов, уверовавшие в божественность Гонза. Сепаратисты, пользующиеся поддержкой Беренгара;
  • Земли клана Топора — ранее враждебный ко всем гатийцам клан варваров, собравшийся из наиболее сильных племён, сейчас стоит на стороне короны. Выходцы этого клана — умелые воины и инженеры. В войне нейтральны. Основные жители — белокожие люди, аналог нордмарцев;
  • Северные земли - северо-запад королевства, где преобладают горы и густые леса. Основные жители - белокожие люди, аналог миртанцев. Изначально в гражданской войне они бились на стороне короля, но впоследствии перестали его поддерживать. Беренгар - все еще их враг;
  • Королевские колонии — добывающие разного рода ресурсы острова. Являются основными источниками поставок в столицу и другие феоды. Стоят на стороне короны.

 

2. ПОЛИТИКА В ГАТИИ

Спойлер

Политика - всегда сложная наука - это же в большей степени касается и Гатии. Сейчас мы попробуем разложить вам по полочкам политическую систему, интересы и роли определенных феодов в общей картине.

 

Политическая система в Гатии довольно типична и многим из вас до боли знакома. Незаурядная европейская католическая монархия со своими примочками: во главе системы король из состава правящей династии, который правит своим столичным феодом Гатия и контролирует вассалов-герцогов, между которыми разделено все оставшееся королевство. В королевстве Гатия распространены советы, однако они ни коим образом не могут препятствовать решениям короля. Таким образом король прислушивается к ним, но в конечном счете выносит собственное независимое решение. То же самое распространяется и на герцогов и их вассалов, и вассалов их вассалов. В Гатии господствует деспотия, основанная на разумности: любое решение правителя - закон, но если он перевернет правила игры с ног на голову и потеряет поддержку своих сторонников, его быстро свергнут.

 

Титулы любых правителей всегда наследуют их старшие сыновья, но все же история Гатии знала исключения, последнее из которых пришлось на совсем недавнее время. Нынешний король Арнгейр II был племянником Генриха II, у которого был законный наследник - сын Беренгар. На время правления Генриха II пришлось второе орочье вторжение, в результате которого страна была наполовину уничтожена и расколота, уничтожен магический орден Мадримир и перебито почти все население. Всему виной была беспечность и неумелое руководство короля. Генрих II, сокрушенный духом, отказался от престола. Беренгар должен был продолжить его дело, однако знать сделала ставку на Арнгейра. Арнгейр принял корону и получил поддержку народа, в результате отвоевав всю страну, восстановив ее и увеличив ее военную и экономическую мощь. Таким образом законы о наследовании были обойдены во благо всего сущего.

 

Гатия представляет из себя объединение самых разных племен со своими культурами, переросшее в то, что мы имеем сейчас. С присоединением к королевству Аркенаса, острова Топаз и других близлежащих земель - так и подавно. Законы короны распространяются и на все остальные феоды Гатии, но в некоторых местах со своими подстроенными аспектами, добавлениями и примочками, так как иначе попросту нельзя. Таким образом, жители Бравинга (фракция горцев-арриуссцев) и Клан Топора выглядят очень консервативно и даже дико по сравнению с тем же Вестпайком. Далеко не все члены "высшего общества" воспринимают это правильно. Герцог Северных земель Готтерс относится к своим союзникам арриуссцам с большой опаской и даже высокомерием, так как считает, что им чужд современный порядок и от них можно ожидать чего угодно.

 

Вне зависимости от своей позиции, вассал обязан оказывать поддержку своему сюзерену, если следует такое требование. То же самое касается и Нордфола. Бравинг подчиняется регенту, покуда он назначен, и самому герцогу, но эти оба не лезут во внутреннее устройство общины.

 

Нынешний король Ангейр II политически мудр, и то, что он делал, позволило восстановить страну и приумножить ее мощь после сокрушительного второго вторжения орков. Его методы порой жестки и радикальны, но они во всех отношениях работали и работают по сей день. У него много противников среди знати, пытающихся ослабить его и свергнуть, но ему не откажешь в безоговорочной поддержке своего народа, для которого он навсегда останется героем. Ему около 55-ти лет, у него есть королева и четверо детей. Угасание династии ему вряд ли светит.

 

3. ЭКОНОМИКА НОРДФОЛА

Спойлер

Без незамерзающего порта Северные земли вряд ли были теми самыми Северными землями, что мы видим сейчас, ведь их экономика почти что полностью зависит от этого торгового пути, импорта всех необходимых им товаров и экспорта ресурсов, которых в горах попросту уйма. В Северных землях добывается огромное множество полезных ископаемых, но если бы экономика строилась только на них, все было бы очень плачевно. Население много что может предложить как остальной Гатии, так и заморским товарищам: первоклассные изделия из стали, боевые суда, шкуры, украшения с драгоценными камнями и даже... рабов? Да, но к этому мы вернемся попозже.

 

В порт Вестпайка заплывают купцы со всего мира, какой бы задницей географии это место не казалось. Гатийская культура не зациклена на религии и, соответственно, связанные с ней барьеры игнорируются, что дает ход в здешние воды судам со всеми флагами: от Этайна, Южных островов, Варанта до Миртаны с Нордмаром. Выходцы из других стран, находя здешние края спокойными и перспективными, иногда селятся в Нордфоле несмотря на суровый климат, и пусть местные жители не всегда относятся к мигрировавшим с терпением, большей их части удается зажить в Вестпайке хорошо.

 

Герцог Готтерс после окончания освобождения смог превратить здешние места из руин, где бесновались орки и всякая нечисть, в цивилизованный, крепкий феод с мощной экономикой.

 

Ваше любимое: что касается рабов, то тут примерно такая история: когда орки вытесняли людей из Северных земель на восток, к горам Арриус, захватчикам помогали многие страшившиеся за свои шкуры и дома северяне. Как только оркам дали отпор, некоторую часть этих северян казнили, некоторую оправдали, а третью определили в особую прослойку бесправной скотины, которую можно было эксплуатировать для самого унизительного и тяжелого труда, как предателей.  В том числе рабами стали все пойманные людьми орки. Во многом благодаря рабам потрепанные бойцы освобождения и будущий герцог смогли восстановить Вестпайк, порт, и заполнить шахты орками. Это оказалось очень выгодно, потому что любой орк был раза в четыре сильнее обычного рабочего. Люди-рабы работали ровно так же среди орков - в этом заключалась определенная философия. Все это начинало набирать обороты: орками стали торговать, их начали специально ради порабощения ловить, но в целом даже такого было недостаточно, чтобы полностью заменить в шахтах рабочих, а на полях вьючное животное, что тащило бы плуг. Поэтому вольные работники все так же востребованы, а орки стали приятным дополнением. Закрепощение людей, не помогавших оркам в те темные времена, строго запрещено и возможно лишь в исключительных случаях, хотя на многие случаи нелегального рабовладельчества закрываются глаза.

 

Фермеры и мелкие бароны живут тем, что поставляют в город пшено и мясо, и по-обыкновению вокруг их владений часто образуются небольшие поселения из тех, кого обделили богатством, или кто попросту ищет спокойной жизни. Некоторым фермерам хватает сил даже на то, чтобы формировать собственную стражу, придавая своему поселению совсем уж цивильный облик.

 

Однако не стоит считать, что Северные земли или уж тем более вся Гатия поголовно богата и развита - нет. Она развивается очень быстро, и те, кто не способен подстроиться под нескончаемо возвышающиеся волны, попросту гибнут под ними. Крестьянам с бедных ферм зачастую приходится выходить на дороги и охотиться на купцов, чтобы хоть как-то прокормить свои семьи, ибо Нордфол совсем недавно был в руинах, и те, кто возвысились, так или иначе добились вложений торговцев или поддержки знати махинациями, уговорами, подкупом или интригами. Далеко не все способны на перечисленное, и не каждого примет знать, а ведь все крутится вокруг высшего общества. Урожай в лучшем случае светит только летом, но этого не хватает для нормальной жизни, а зимой и вовсе легко замерзнуть насмерть. "Маленькому" человеку приходится подстраиваться и работать на "большого". И если его интересы пересекутся с твоими... остается либо бежать, либо сражаться. Такова правда Морграда и Нордфола - жестокие обстоятельства диктуют правила жизни.

 

Почти каждый весомый боец освобождения от последствий второго вторжения орков примкнул к знати, поэтому разрыв 50 процентов знати на 50 процентов простолюдинов очень ощутим. В связи с таким безумным ростом знати голубая кровь перестала быть выше деяний и статуса - фамилией никого не удивишь.

 

4. КУЛЬТУРА

Спойлер

Северяне являют собой типично-северную суровость, расчетливость, недоверчивость и если у вас сразу возникают ассоциации с викингами, то поспешу вас образумить - это скорее англы. Это общество, в котором принято соблюдать политическую корректность и увиливать во всем - чрезмерная прямота и открытость могут привести к печальным последствиям. К любому прощупываемому двойному дну и оскорблению там относятся достаточно серьезно. Но все же это не значит, что нет места девиации. Культуру всегда диктуют обстоятельства, через которые проходят народы: этот пережил два вторжения орков и проглотил своих поработителей в последствии. Осторожность, хладнокровие, амбиции и воля.

 

Жители Северных земель чтут порядок, Инноса и его церковь, так как ими этот порядок как нельзя лучше проповедуется. Что касается религии в Гатии, так многим должно быть известно, что там она не занимает доминирующего и управленческого положения как в той же Миртане, Варанте или Нордмаре. Об этом упоминалось под другим спойлером. Религия почти не имеет доступа к власти и не является предметом особого вожделения. Гатийские монахи погружены в научную работу и проповедь. Они занимаются духовным просвещением населения, держат хроники, исследуют руины, практикуют алхимию и пребывают при дворах правителей в качестве писцов и советников, но среди них совсем нет магов. Церковь Инноса прежде всего за добродетель. Она - краеугольный камень гатийской образованности. В Нордфоле есть большой монастырь, отвоеванный во время Великого Освобождения и переименованный в честь Данхэма Святого. Он находится в долине Эхо на одноименном острове и его представительство есть и в Вестпайке. Это обитель знаний, которой может позавидовать только королевская библиотека.

 

Северяне спокойно и с почтением относятся к Аданосу и воспринимают Белиара, как зло. Здесь все по стандарту.

 

По всей Гатии к магии и ее использованию сложилось особое отношение, которое не похоже ни на какое другое, и поспособствовало этому ничто иное как появление магических орденов: сперва Акиадана, затем Мадримира, позже их объединение и уничтожение в результате второго вторжения орков. В Гатии магия не привязывается к определенным религиям, а свободно изучается всевозможными магическими орденами. Принадлежность всех магов к магическим орденам обязательна, потому что ренегаты в любом их проявлении крайне опасны. Магические ордена устанавливают для своих членов массу ограничений для того чтобы предотвратить все связанные с колдовством опасные эксцессы. Магические ордена не занимаются проповедями и образованием населения, но занимают почетные места возле правителей и служат интересам Гатии. Сотню с лишним лет они бескорыстно изучали магию во всеобщее благо. Если бы не они, второе вторжение орков оказалось бы абсолютно успешным. Маги, почти все погибшие, смогли защитить столицу, но продолжать руководить Мадримиром было уже некому. Выжившие маги рассеялись по Гатии и уже как двадцать лет их не получается контролировать. Некоторые из них присоединяются к разбойникам, занимаются собственными исследованиями и путешествуют, когда как другие их собратья все еще в советах правителей. Население боится и уважает магов. Магов в стране осталось от силы 8.

 

5. ФРАКЦИИ.

Спойлер

На сессии в Нордфоле действуют две основные фракции, являющиеся едва ли не полным антиподом друг друга из-за множества факторов от идеологии, до внешнего облика с устройством: столица Северных земель Вестпайк, торговая жемчужина Гатии, где властвуют интриги, прогресс и знать, и Бравинг, небольшое поселение горцев-выходцев из северо-восточных Арриусских гор практикующих очень консервативный принцип устройства, при котором их городком правят воины и старейшины. 

 

Вопреки вполне возможным первым представлениям некоторых, арриусцы не выражают собой какую-то оппозицию в духе мятежников или чего-то просто остро выступающего с конфликтом против власти Северных земель. Поселение горцев, Бравинг, находится на территории Северных земель в Нордфоле, является полноправным вассалом действующего герцога и не воюет с ним ни экономически, ни дипломатически. Но как произошло так, что амбициозные, прорывные и приученные к экспансии власти Вестпайка сосуществуют с ярыми приверженцами традиций, которым чужды все колыхания, но интересна спокойная жизнь? На этот вопрос вы сможете найти ответ в разделе лора. Здесь же мы попробуем описать фракции, их устройство, идеи и особенности такими, какие они есть.

1. ВЕСТПАЙК.

Спойлер

Город Вестпайк является столицей Северных земель и Нордфола, частью которого официально принято считать и малость удаленный от него порт на южном побережье. Удаленный порт - следствие ранее упоминаемой непригодности большей части земли для застройки из-за неровного горного и лесного ландшафта - город размеров Вестпайка на побережье Нордфольского залива было попросту негде строить из-за массивных гор, как и не застроить весь тот промежуток, отделяющий столицу от ее порта.

Вестпайк был возведен за 200 лет до действующих событий во время объединения гатийских народов в единое государство. Изначально города как такового и не было - всего лишь один деревянный замок, вокруг которого постепенно селились крестьяне, выстраивая крепкую общину. Путь от пусть и столичной, но небольшой деревушки, до поистине одного из лучших городов Гатии был труден и тернист. В истории Вестпайк дважды едва ли не полностью разрушался орками и восстанавливался. При втором вторжении орков так и вовсе погибла вся правящая династия, корни которой уходят как раз в само заложение этого великого города и феодальных Северных земель.

 

В Вестпайке процветает морская торговля: порт вечно под завязку забит кораблями купцов под самыми разными флагами, - от Варанта до Этайна. В Гатии почти полностью отсутствует религиозный барьер, что представляет возможность самым разным людям торговать на равных правах. Иногда иностранные купцы определяют Вестпайк как место, в котором они хотели бы дальше жить и торговать, и остаются там если не навсегда, то на долгие сроки. Со взятием орками миртанского Гельдерна, многие люди отчаялись и принялись бежать из королевства Робара II на кораблях. Напор бегущих из страны оказался настолько велик, что Робар попросту заблокировал порт, но кому-то удалось выбраться еще до этого, и до сих пор люди уплывают на кораблях контрабандистов. Нордфол был тем одним из многих мест, в которое попали несколько таких миртанских кораблей. Местное население относится к иностранцам-поселенцам не шибко благосклонно, как и уже закрепившиеся торговые компании. На миграционных кораблях приплыли, само собой, не крестьяне, а объединения купцов и их люди, способные составить этим компаниям конкуренцию внутри Нордфола.

 

Вестпайк - жемчужина не только торговли, но и строительного, и оборонительного мастерства. Небольшой, но очень плотный город живописен, с какой стороны на него не посмотри. За огромными, широченными стенами скрываются уютные двухэтажные дома, сады, площади, дорожки, вымощенные брусчаткой и многое другое. Создается впечатление, что в этом городе вообще нет неблагоприятных районов. Кварталы в городе разделены на Южный, Северный, Верхний, Церковный и Рыночный. Все остальное - величественная крепость герцога, казармы городской стражи и принадлежащая городу арена, совмещенная с подземельем и теми же помещениями стражи. В городе всего-навсего две главные улицы, которые сливаются на перекрестке меж кварталами и переходят дальше в большой мост к представителям высшего общества. До слияния улиц на перекрестке и главной площади, из них выходят ответвления ведущие в ремесленные районы, к знаменитому пабу, храму и жилым домам. Благодаря ландшафту и укреплениям, Вестпайк безумно сложно осадить и, из-за естественных преград в виде гор изнутри Нордфола, заблокировать дорогу к порту. На южный тракт, ведущий к порту, для перекрытия можно пройти только из печально известных Диких земель, но все они - одно большое ущелье, в котором никто не живет кроме самых опасных тварей Нордфола. Оборона в городе выстроена так, что даже взяв низины внутри, взять главную крепость, казармы и Верхний квартал, сами по себе построенные как небольшие замки внутри замка, будет почти непосильной задачей, однако оркам в частности благодаря их магам удавалось это сделать все оба Великих вторжения.

 

Kmb8WA6-mOg.jpg

 

Дома, в которых живут местные, построены по большей части по одному и тому же принципу, но в разных местах в зависимости от благополучия, само собой, как внутри, так и снаружи смотрятся по разному. Таким образом знать и торговцы высшей масти живут в Верхнем квартале, оборудованном лучше всего, а зажиточные солдаты, обладатели хорошего наследства, купцы помельче, владельцы разных заведений и те, кто занимают при них почетное место, проживают в Северном квартале города прямо под Cолнцем. Когда как в Северном квартале граждане среднего достатка, Южный квартал больше похож на закоулки, где сыро, темно и где реже всего патрулирует стража. Южный квартал не столь уж плох, но на фоне Северного и квартала знати выглядит очень неважно. Еще более неважным он кажется, когда забредшему туда перебегает дорогу крыса длиной в две ладони. В Южном квартале обитают некоторые люди на одном уровне достатка с представителями Северного квартала, просто заложники обстоятельств, рабочие и иные мелкие деятели. Как не странно, в этом квартале располагаются и талантливые ремесленники, у которых в Северном районе только лавка. Коротко говоря, в Южном квартале те, кому не повезло как тем, кто выше. Землепашцы в городе не живут вовсе - их место в предместьях или при большом поместье неподалеку.

 

По причине высокоорганизованной городской стражи открытой и злостной преступности почти нет места в Вестпайке, но в городе все равно частенько случаются мелкие беспорядки на фоне как простых недопониманий, так и большой конкуренции между торговцами. Все самое темное, как правило, рождается как только чьи-то амбиции сталкиваются с другими, а в Вестпайке это происходит без всякого конца. И как правило, подобное покрывается либо стражей, либо знатью, находящейся при управлении города. "Маленькому" человеку трудно живется в Нордфоле. Речь опять же о тех же рабочих, обитающих в Южном квартале, которым может часто не хватать на собственное жилье. Общими усилиями они брали и берут себе по заброшенной халупе и пытаются ее благоустраивать. И да не удивляйтесь, если увидите шесть коек в одном домике сразу с порога. Таковы тенденции торговой столицы - приспосабливайся. Нищие и побирающиеся рабочие, боящиеся выйти на знаменитую арену, время от времени  воруют и выполняют для разных людей грязную работу в потугах прокормить себя и семьи. 

 

В городе довольно редко можно встретить каких бы то ни было рабов, особенно орков, потому что они действуют как бельмо на глазу - тень заклятого врага. Но все же при некоторых дворах представителей знати они есть.

Городом, Нордфолом и Северными землями правит человек по имени Готтерс Вестпайк, второй бывший лидер Великого Освобождения после Данхэма Святого. Готтерс Вестпайк был лучшим другом Данхэма и освобождал северо-запад вместе с ним, был его советником и верным товарищем. Смерть Данхэма, который должен был возглавить Северные земли как герцог после освобождения, сокрушила дух и надежду всякого северянина, и за свои деяния при жизни уже мертвый Данхэм начал почитаться не хуже Робара. В его честь называли площади, церкви и восстановленные монастыри, строили монументы и читали молитвы за его упокой в Царстве Теней. Но мертвый, пусть даже Святой, не мог править огромным, почти полностью уничтоженным во время орочьих бесчинств герцогством, и поэтому его боевой товарищ Готтерс был избран Освобождением, дабы нести ношу герцога Северных земель, и в последствие одобрен Арнгейром II как его вассал. Готтерс многократно показывал невероятно умелым стратегом. Его решения сродни решениям короля Арнгейра были жесткими, но результативными. Именно с его подачи помимо орочьего, началось и человеческое рабство. "Тот, кто породнился с орком и помог поработить свой народ, разделит его судьбу. Пусть ждет, пока орки соберут ему свое Освобождение" - было запечатлено в хрониках. Готтерс смог превратить дымящиеся руины в нынешние Северные земли. У него есть сын-наследник не в лучших отношениях с отцом и ждущая второго ребенка герцогиня Франсин, самому ему около 47-ми лет. Герб Вестпайков - белый медведь. На данный момент, пока Готтерс отправился помогать королю давить восстание Беренгара, его наместником выступает глава братства рыцарей Тиаренфаля.

В управлении Вестпайком помимо самого герцога, который вынужден разрываться на все герцогство, помогают ставленники из числа знати и рыцари Тиаренфальского Ордена. Попробуем для начала разъяснить вам, что такое Тиаренфальский Орден.

 

axa--oUBdxM.jpg


Тиаренфальский Орден - рыцарский, как ни странно, орден, который не несет в своей идеологии никакого религиозного подтекста и является напрямую подчиненным Готтерсу Вестпайку. Орден появился во время Великого Освобождения от последствия второго вторжения орков в результате произошедшего при битве на Тиаренфальском перевале. Узнать об этом подробнее вы сможете под спойлером про лор, а здесь объясним более кратко. Рыцари этого ордена были просто остатками небольшого батальона и при том не были до восстания сливками общества, а отнюдь, большинство - крестьяне или выходцы из совсем бедных родов. Тиаренфаль, следует напомнить, снежная зона на карте и на переходе в это царство смерти и вечной вьюги, где не видно ничего дальше носа, происходила последняя битва, в ходе которой орков просто оттеснили туда, на крайний север. Случилось так, что отделенный от строя отряд попал в ловушку в ледяной зоне и не мог найти дороги назад по причине вьюги. За этими людьми никто не собирался идти во вьюгу, потому что из Тиаренфаля не возвращаются, это мистическое и смертельно опасное место. Но один ранее названный нами батальон и другие бойцы сошлись во мнении, что все это сказки, ведь некоторые ошарашенные орки бежали оттуда назад и попадали под стрелы с высоты. Оставшийся там отряд нельзя было оставлять и часть людей из батальона двинула туда, обмотав друг друга длинной веревкой. В итоге большинство из них вернулись и даже приволокли с собой трех перепуганных вусмерть солдат, когда остальные погибли. На другой стороне перевала люди не понимали, как это произошло, ибо такого никогда не случалось. Это был акт настоящего героизма и отваги. Готтерс, участвовавший в этой битве, с тех пор держал батальон при себе как талисман и через год после признания его герцогом со стороны короля, перевел батальон в рыцарский орден. Сперва орден назывался Орденом Священного Освобождения, а после стал Орденом Тиаренфаля. Рыцари ставят перед собой задачу защищать народ севера, Готтерса, его потомков и их интересы. Они нередко допускаются к управлению вопреки тому, что почти все низкородные. Все дошло до того, что герцог Готтерс назначил главу Ордена регентом Тиаренфаля на время своего отъезда для помощи королю. Знать сочла это страшным оскорблением и проявлением недоверия, как и сын-наследник, и все они пытаются оказывать на рыцарей пока что прикрытое давление, не стесняясь показывать им свое отношение. Солдаты Северных земель и стража относятся к рыцарям благосклонно так как "вот они, наши же ребята", но далеко не все. Некоторые из них считают Тиаренфальцев удачливыми выскочками, просто пробегая по протоптанной знатью дорожке, а кто-то не имеет имения по их счет. В Орден Тиаренфаля принимают бойцов североземельной армии, совершивших примечательный подвиг и достаточно долго прослуживших. Подвигом не может быть какое-нибудь спасение куропатки или личная помощь главе Ордена, знати и кому угодно. Подвиг это что-то, равноценное поступку батальона солдат двадцать лет назад. Они - личная гвардия герцога и высшие офицеры североземельной армии.

 

Теперь перейдем к знати. Поскольку после Освобождения процент знати страшно повысился, голубизна крови стала обесцениваться в пользу различных полезных деяний. Высокородный, несущий в себе кровь сорока королей, уступал ученому градостроителю из мелкой дворянской семьи, пусть и это многим не нравилось, по большей части именно обездоленному высшему дворянству. Герцог Готтерс сам никогда не был из высокого рода, поэтому его решения вполне себе понятны. В ответ на это он получал критику и даже покушения, после которых начал жесточайшие чистки всех ветвей заговора, но сделанное им в любом случае проявило себя как нельзя эффективно В высшем управлении при себе Готтерс держит влиятельных дворян, закрепленных за различными сферами этой непростой науки. Кто-то заведует всеми городскими делами, кто-то морской торговлей, кто-то герцогскими архивами и таким образом формируется небольшой совет, в который входит и представитель от рыцарей, как верный сведущий по делам военным. Герцог прислушивается к совету, но всегда в праве принять собственное решение, каким бы оно ни было. Готтерс - очень уверенный в себе человек, хотя в общем-то такая практика действует по всей Гатии. Остальная знать либо ведет собственное дело, либо является винтиками, поддерживающими управление на попечении советников. Возле Вестпайка находятся поля и большое поместье дворянина, в котором есть даже собственная стража.

 

u1xsnEVUpMg.jpg


Городская стража Вестпайка выполняет функцию не столько стражи города, сколько всесторонней поддержки власти, управления и Тиаренфальского Ордена. Сегодня они стоят на посту, завтра сопровождают караван, после они посланы помогать церковникам в раскопках, затем сопровождать рыцарей и ведь не откажешь. Однако за работу стражника неплохо платят. Да, именно за работу. Городской стражник не полноценный солдат, а скорее человек со своим частым набором смен, но все же имеющий право жить с семьей в собственном доме. Если ни семьи, ни дома нет, то казармы с кучей мужичья всегда открыты. Так же стража Вестпайка имеет право ходить по кабакам и заниматься там личной жизнью, но не в мундире. Если стражника в мундире видят за непристойностями, то его участь зависит от того кто и за чем именно его увидел. Наказание варьируется от раздирания мракорисом на арене заживо до ссылки на Тиаренфальский перевал. После введения таких мер стража со временем приучилась к порядку. У этих ребят все устроено очень серьезно. Настолько серьезно, что попасть туда может не любой желающий, а только почетный гражданин города. Почетные граждане города это те, кто занимается соответствующим ремеслом или являются признанными кем-то из важных лиц в городе: будь то известными ремесленниками, почитаемыми в верхах торговцами или другими деятелями. Такое лицо просто пишет рекомендательное письмо и на этом моменте можно считать, что человек зачислен. Вопреки всем понятиям о снаряжении в армии, в городской страже Вестпайка какое у тебя оружие или насколько прочные доспехи зависит только от твоего достатка, но не от статуса. Бедный капитан вполне может ходить в легкой ополченке с оголенными коленками, а рекрут - в штурмбанлатах. Стражнику просто нужно накопить нужные деньги и сдать их интенданту, чтобы сделать заказ. Заказ передается кузнецу вместе с сырьем от интенданта и предоплатой за работу. После того, как заказ уже закончен, кузнецу выдается плата до конца и стражник получает свои доспехи. Таким образом каждый самостоятельно себя обеспечивает. Разделение в страже Вестпайка происходит так: рядовой стражник никакого звания не имеет, после простого стражника идут офицеры, стоящие близко к капитану и несущие разделение по важности скорее в именах, которые красноречивее любого звания и капитан городской стражи. Офицеры яро стремятся следить за порядком как внутри стражи, так и во всем городе, и очень часто ведут себя жестко по отношению к наглецам. Если вы ничего из себя не представляете, не стоит переходить дорогу этим людям. Их подземелья и помещения в центре Вестпайка не зря находятся в одном здании с ареной. Диких зверей, которых когда-нибудь выпустят на потеху зрителю, надо чем-то кормить. 

 

Церковники в городе занимают привычное для них положение - представляют монастырь Святого Данхэма, зачитывают проповеди, ведут научные изыскания и держат библиотеку. Что довольно интересно, пройти к ним можно только через Верхний квартал города. Изначально знать, желающая огородить себя от смердов, делала все возможное чтобы через врата квартала они не проходили, но после того, как герцогом стал Готтерс, проходить к церкви разрешили всем за одним важным примечанием: если ты представляешься у ворот и говоришь, что собираешься двинуться к церкви, за тобой прослеживают ровно до врат Церковного квартала, чтобы ты никуда ненароком не завернул и не смутил своим видом богачей. Так же на проповеди можно прийти к храму у Северных ворот. Среди гатийских церковников НЕТ магов и весомого участия в правлении они не принимают.

 

В городе проживают два из выживших пятнадцати магов уничтоженного орками круга Мадримир. И если вам кажется, что они совершенно спокойно, никем не тревожимые, занимаются своими изысканиями, то это не так. После уничтожения магического ордена выжившие маги разбежались по стране, более не сковываемые надзором высшего совета и древних постулатов. Некоторые из этих магов начинали творить бесчинства и мало кто мог им противостоять. Тем самым из-за их деяний недоверие и паранойя сто стороны властей и народа плотно закрепились по отношению ко всем чародеям. Есть, конечно, исключения, так как некоторые маги до сих пор находятся в советах определенных правителей. За тем, чем занимаются выходцы из Мадримира, осевшие в городах, ведет активное наблюдение стража и управляющая знать. С тех пор, как и к восстанию Беренгара начали присоединяться маги, давление существенно усилилось. Народ начинает обвинять магов во всех бедах и уже несколько раз они пытались организовывать погромы в разных городах. В связи с этим переломным моментом, как говорят, несколько верховных магов планируют восстановить магический орден, дабы снова общими силами встать на страже Гатии и вернуть сообществу чародеев добрую репутацию.

 

В Вестпайке так же существуют и торговые сообщества, которые налаживают различные связи и занимаются как морской, так и наземной торговлей. Они заключают договоры как с добывающими предприятиями в городской собственности, так и с разными частными лицами, помогая им эффективно продавать партии товара и решая все вопросы касаемо заказов на поставки вместо самого производителя. Для многих это удобно, ибо если привести пример, то простому их партнеру-ремесленнику поступает заказ на такие-то такие-то латы, он просто их кует и без необходимости общаться с клиентом и решать какие-то вопросы просто передает все определенному специализированному торговцу и получает свою плату. Они выступают некими посредниками и стремятся расширять свое влияние, подминая под себя всех самостоятельных торговцев и привлекая ремесленников. Эта бесконечная конкуренция достигает масштабов абсурда и разные торговые компании, когда их интересы сталкиваются, часто гадят друг другу. Стража, как правило, не вмешивается, так как у одной связи здесь, а у другой - там, разве что если случаи совсем серьезные - грязное убийство или крупный саботаж. В городе такого уровня на подобное нельзя не реагировать, но все опять же сильно зависит от связей и тех, кому навредили. Торговые сообщества в общем и целом стараются устанавливать для своих членов строгие правила и стремятся к монополии. Их стихия в перепродажах.

 

В городе так же есть принадлежащая ему арена, на которой выступают по самым разным причинам попавшие туда бойцы. Они бьются друг с другом и только смертельным оружием - это не того уровня арена, где зрителей забавляют драки ну кулаках. То, как все там организуется, зависит от того, кто берется за эту арену. Ей может управлять кто угодно - хоть сам капитан стражи, если его назначит совет. Там могут быть и дикие смертельно опасные звери, там очень часто случаются смерти и неготовые к такому исходу гладиаторы чаще всего приходят в чувство тогда, когда уже слишком поздно. На арене хороший убийца может здорово подзаработать, но в этом ремесле как правило любая ошибка стоит жизни. На трибуны арены продаются платные билеты, так как желающих много и большая часть этих желающих не переносит рядом с собой скучающих бездельников, а так же распорядитель постоянно организует ставки. Большая арена является одной из главных достопримечательностей Вестпайка и местом, где можно подобающе развлечься или добротной кровавой баней развлечь других.

 

Ремесленники в большом торговом городе как правило с огромным напором заказов не справляются, поэтому для них очень привычно нанимать себе людей в подмастерья. При том выглядит все это почти как в Хоринисе. Каждый ремесленник друг друга хорошо знает и для того, чтобы стать учеником одного из них, надо получить одобрение как минимум трех мастеров. Это позволяет каждому из них разносторонне взглянуть на потенциального кандидата и предупредить некогда бывшие частыми самовольные побеги учеников с работы с украденными секретами великих кузнецов, мастеров луков, портных, алхимиков и так далее. Позже об этой системе узнали и выше, сочтя ее интересной и эффективной. Принять себе ученика на работу без одобрения других мастеров ныне - получить в свою сторону множество порицаний. Рекомендательное письмо в таком случае за редкими исключениями будет недействительно.

 

Приходящий в город человек, не имеющий там ни жилья, ни работы, ни связей, по сути является никем - простым разнорабочим. Для того чтобы кем-то стать, предстоит этим обзавестись, и тогда уже открывается дорога к более почетным местам в обществе Вестпайка. Для открытия пути к местам на службе брезгливых дворян или в городской страже, вам необходимо для начала доказать, что вы способны приносить пользу этому городу. Получите престижную работу в духе ученичества у ремесленника или заручитесь поддержкой работящего дворянина и как только он напишет для вас рекомендательное письмо куда бы то ни было, дороги открыты.

Для постояльцев в городе всегда открыт отель, а для желающих выпить и развлечься - паб.

 

Казалось бы, загородная жизнь при поместье барона кажется отдаленной и чуждой для Вестпайка, но его в самом деле сложно представить без находящегося на соседней горе поместья, где и располагается большая часть крестьянства. Там пребывают, как правило, люди не рвущиеся за своими амбициями, но те, кто хочет спокойной жизни. Там хороших рабочих кормят, поят, и всегда предоставляют койку в теплом домике. В поместье барона возле Северного тракта присутствует своя немногочисленная стража, хотя там особо нечего стеречь, ведь именно через него идет переход на знаменитый Тиаренфальский перевал. Тиаренфальский перевал всегда охраняется городской стражей. Все это, конечно, если не учитывать нахождение баронства в паре шагов от города. Жесткое отношение к крестьянам там проявляется в зависимости от барона и его управления. Поместье обеспечивает винодельни особым сортом винограда, а город пшеном, овечьей шерстью, мясом, молоком и другого рода провизией. Барон - большая фигура из числа власти области Нордфол и мало кто отваживается идти против него.

 

Другие предместья, - те, что за Южными вратами в низинах, не организованы как община и тамошние жители в обветшавших халупах живут обособленно друг от друга. Чаще всего эти дома доставались им именно по наследству и ничего более они не могут себе позволить. Эти округа постоянно прочесывает стража, потому как дальше Южный тракт, по которому из порта приходят купцы.

 


2. БРАВИНГ.

Спойлер

Вторая фракция, принадлежащий арриусским горцам городок Бравинг, не нуждается в таких же долгих разъяснениях, как Вестпайк, но без погружения в историю вам вряд ли удастся понять эту фракцию и каким образом она, столь отличная от города, находится в вассализации у герцога. Вполне возможно, что на отдельные топики с лором нас не хватит, поэтому постараемся максимально и понятно разжевать вам суть. Приступим.

 

Арриусские горцы называются арриусскими и горцами ровно потому что большую часть времени этот народ проживал в горах Арриус на восточной границе Северных земель с Кланом Топора. Это очень волевой и приверженный консерватизму, следованию традициям, древний народ, но при том они отнюдь не являются дикарями и разбойниками, а попросту теми, кто не любит излишних колебаний и следует спокойному образу жизни по своему пути. Их история началась с того, что располагался этот народ на севере нынешнего феода Гатия, но все переломилось с объединением народов в королевство. Они с самого начала были не против принятия статуса вассала и войти в состав нового государства, но в полной мере не понимали, что их ждет. Король из какого-то чужого народа, в глаза его не видели, которому они должны беспрекословно подчиняться и идти за него на смерть, его законы которые идут наперекор многим традициям горцев, появление магических орденов в которые обязательно должны были вступить их старейшины, полная торговая зависимость и необходимость платить налоги и отдавать центру часть пищи. Как вы понимаете, это было им совсем не по нраву. Особенно в обмен на одни лишь абстрактные дипломатические отношения и Великое Единство. В последний момент, когда все уже надеялись на их соглашение, они взяли и следуя общему решению отказались вассализироваться. Это была неслыханная наглость. Будущий народ гор Арриус заклеймили предателями и врагами единства, которым нет доверия. На этих людей постоянно давили. Полностью застопорилась торговля и их, как тех, кто не готов принимать перемены и цепляется за собственное "варварство", уже не считали за людей. В архиве сохранились древние королевские карты, где одним цветом была подкрашена одна восточная Гатия и одно бельмо другого цвета на ее севере. На одной карте бельмо подписано, как "Северная Гатия", а на более поздней уже прямым текстом "Варвары".

 

Горцы Бравинга не сильно изменили свое устройство с тех далеких пор. У них правят не корольки, получившие титулы за сам факт своего рождения, а самые сильные воины, готовые отдать жизнь за свой народ, и достаточно мудрые чтобы править. "Утопия", - скажете вы, но из-за таких механизмов выбора власти горцы уже могли бы несколько раз перебить друг друга, если бы не несколько факторов: последнее слово всегда за старейшинами и пролитие крови собратьев - всегда страшнейшее из преступлений, сотворение которого мгновенно отбивало от кандидата поддержку половины народа. Конечно же, древние постулаты сейчас несколько ослабли и двое сыновей нынешнего предводителя вступили в противостояние, но об этом позже.

 

t55TLIDDuE0.jpg

 

Высшую ступень среди горцев занимает выбранный старейшинами и остальными предводитель, который решает вообще все вопросы, касающиеся племени. Как он это решает - не имеет значения. Главное, чтобы решал. Речь о дипломатии, военных делах, торговле, обустройстве и о многом, многом другом.

 

o3T-hcUz7JE.jpg

 

Ниже - старейшины. Горцы почитают Аданоса, знание и равновесие, и, как всерьез многие из них верят, они произошли от древних, что были смыты при потопе. Старейшины же так не считают. Старейшины владеют магией из специализации воды и льда и передают эти секреты ученикам испокон времен. Старейшины рассматривают себя, как именно что жрецы бога Аданоса, и ими среди горцев и являются. Помимо этого, они хранители знаний и хроник этого народа; судьи, принимающие решения о наказаниях за преступления, достойные их внимания и стражи законов; советники предводителя, наставляющие его на верный путь; лекари, способные при помощи магии исцелить самые тяжелые раны; духовные наставники горцев и целом они занимают чрезвычайно важное место в иерархии. Поднять руку на старейшину или отнестись к нему с неуважением - подписать себе смертный приговор. Однако несмотря на всю величину своего значения, старейшины стараются не вести себя высокомерно, как и любые жрецы Аданоса. Те, кто поступают иначе либо делают это с какой-то целью, либо отъявленные девианты - это противоречит учению. Одеты они в характерно вышитые невзрачные балахоны, которые и есть их извечный дресс-код. Как правило, эти люди более чем зрелые, и молоды могут быть лишь их ученики, что не носят этих одеяний. Учениками их могут стать лишь те, кому доверяют в Бравинге, и кто приглянется старейшинам. Старейшины сами выбирают себе учеников, а напрашиваться к ним совершенно бесполезно. Если старейшина взял себе в ученики человека, которого в Бравинге никто в лицо никогда не видел, к нему определенно возникнет пара учтивых вопросов, так как это крайне серьезно.

 

M36ZiMW3yQo.jpg

 

Ниже старейшин идет прослойка воителей народа. Арриуссцы представляют из себя военизированную общину по устройству крайне похожую на тот же Новый лагерь, но во всем остальном кардинально отличающуюся. Ну так вот: воители Бравинга не как Нордфольская армия - они еще и управление и все, что угодно. Зависит только от доверия и авторитета, которые тоже обретаются самыми различными способами. Воитель может держать таверну, арену, заниматься близлежащими фермами и шахтой, следить за чужаками, контролировать переход из охотников в воители и вести с первыми очень плотный контакт - он занимается вообще чем угодно, совмещая это с действиями боевого характера. Таким образом все воители обладатели должностей, названных выше, могут пойти в бой. У горцев нет конкретного разбития на двенадцать членов совета с разными должностями - люди попросту закрепляются за теми делами, которые необходимо выполнять (за какими-то дольше, за какими-то по мере выполнения), а назначает их предводитель на свое усмотрение. Воители в том числе всегда стоят на страже Бравинга и в их культуре тоже есть своя специфика. Об этом будет в конце текста - после описания ступеней иерархии и истории их присоединения к Нордфолу.

 

-_DF4YLlTrg.jpg

 

Охотники - вторая ступень в иерархической лестнице арриуссцев. Охотники почти полностью соответствовали бы своему названию, если бы помимо охоты на зверье и орков так же не составляли очень важное наполнение лагеря. В основном охотники это те, кто предпочитает более свободный вариант существования в Бравинге. Эта подфракция почти ни коим образом не касается общего управления, но обладает определенным влиянием, ставящим их на один уровень с воителями. Это значит, что рядовой воитель ничем не лучше любого охотника и не отдает ему приказов, как и все те, кого специально не назначил предводитель на требующее этого задание. Все таки предводитель редко взаимодействует с охотниками через посредников и предпочитает решать дела с их старшим сам. Охотники, как и Призраки Старого лагеря, очень плотно сосуществуют с обыкновенными жителями Бравинга, едва ли с ними не сливаясь. Они знают обо всем что происходит в Бравинге не из чужих уст, поэтому именно им доверяют по голосам определять, достоин ли человек пройти Испытание, дабы влиться либо к воителям, либо к тем же охотникам. Среди охотников часто много ремесленников и, помимо перечисленного, они отвечают за все что касается разведки. Не будь в нынешнем Бравинге охотников, оставшимся его обитателям пришлось бы несладко.

 

Сейчас же, доходя до первой ступени, следует провести некоторую важную черту. Во времена до своего присоединения к Нордфолу горцы были очень зацикленным на себе народом, так как они были изгнанниками и к ним редко кто присоединялся. Существовали военизированные и управленческие названные выше прослойки, но в том числе были простые жители: ремесленники, женщины, дети, старики, юноши, торговцы и иные деятели такого же неотъемлемого характера. Они есть и до сих пор, однако с присоединением к горцам все чаще начали вливаться те, кто никогда не имел отношения к Арриусу. Речь о тех же торговцах, некоторых рабочих их шахты, заезжих ремесленников, которым не по душе городские дрязги и наоборот - очень по душе порядочность и честность жителей Бравинга. Они уверены, что здесь их не обманут и не осмеют, коли они сами никому не напакостят. Многие из них просятся к арриуссцам и селятся среди них навсегда. Сами горцы за двадцать лет успели привыкнуть к такому явлению и относятся к прибывающим спокойно - не они первые, не они последние. Быть может, среди некоторых воителей и охотников прослеживается капля высокомерия и сожаления за свой народ, пускающий к себе не понимающих даже поверхности их культуры людей, но такие попадаются редко. Все же по большей части обитатели Бравинга относятся к своему народу и традициям с почтением, но не видят в этом ничего себя возвышающего. Принципы - вот что возвышает их на самом деле. Вернемся к прослойке жителей: есть все те же самые потомки тех самых "Варваров" и их большинство, есть люди которые живут с ними и кому доверяют (зачастую с позволения старейшин пускают в охотники и воители, но о предводительстве не может идти и речи), а есть те, кто еще только прибыл с какой-то целью. Пусть к таким людям относятся спокойно, за ними все равно следят. От них никто не потерпит хамства и если вам при том, что вы никем не являетесь, доведется причинить кому-то намеренный злостный вред - вас будут судить старейшины. Некоторые горцы склонны к самосуду, поэтому до старейшин информация о вас может не дойти. Из статуса чужака в местные вы переходите тогда, когда находите подобающую работу у кого бы то ни было, обзаводитесь минимальным жильем и заслуживаете доверие. Никаких голосов ни охотников, ни воителей для этого не нужно. Нужно, чтобы вас просто знали и не опасались.

 

Если какой бы то ни было житель захочет попытаться пройти выше - в охотники или воители, ему будет необходимо пройти целый ряд испытаний и обязательно соответствовать множеству критериев. Как уже было сказано раньше, все это происходит через наиболее тесно взаимодействующих с жителями охотников. Сперва человек должен пройти стадию приблуды, иначе его и слушать никто не будет. Пройдя ее, нужно показаться к главе охотников и услышать от него обо всем, что необходимо для достижения этой непростой задачи. А нужно найти себе того охотника, что будет готов обучать вас всему тому, что сочтет нужным для выполнения того, что будет в конце. О последнем испытании вас постоянно держат в неведении. Если кто-то проболтается - ему прилетит по шапке. После того, как учитель заканчивает обучать своего ученика основам, ему нужно получить голоса большинства охотников Бравинга, которые смогут разными способами его проверить. Учитываются так же голоса воителей, но нельзя, чтобы все необходимые голоса принадлежали воителям. Один голос одного воителя - хорошая прибавка в копилку доверия. Как только получаются все необходимые голоса и учитель-охотник уверен, что ученик готов, наступает пора последнего испытания. Его условно называют Арриусской Прогулкой или просто Прогулкой. С нее часто не возвращаются. Те, кто возвращаются, сразу же отводятся на показ старейшинам, автоматически становятся для остальных горцев братьями по крови и вступают в охотники. Из охотников сразу же можно будет отправиться получать голоса у воителей без всякого ученичества и испытаний.

 

Однако не обязательно стремиться выше. Горцам помимо городка Бравинг принадлежат почти все близлежащие земли, учитывая и ферму недалеко от них. Она так же постоянно принимает рабочих, но у нее нет собственной стражи - охрану от разбойников обеспечивают воители и желающие охотники. Те, кто хочет спокойной жизни, без проблем смогут найти себя там. Мастера горцев так же охотно принимают учеников, как и городские, но все опять же упирается в доверие - если тебя никто не знает, то, соответственно, и не подпустит к своим трудовым секретам.

 

Вот мы и закончили разбирать устройство горцев и все встало на свои места, но осталось все же понять, каким образом арриуссцы умудрились оказаться в вассализации северноземельного герцога в, условно, тысячах верст на западе. Тогда мы остановились на том, что на карте появилось белое бельмо, подписанное как "Варвары", когда горцы отказались присоединяться к королевству. Сразу после этого их начали притеснять по всем фронтам и, как нетрудно догадаться, вытеснили далеко на север в горы Арриус на границе Северных земель с Кланом Топора. Тогда их не стали добивать и к чему-то принуждать, а попросту оставили в горах, где ничего не растет, и где обитали орки, умирать. Вместо того, чтобы просто умирать, арриуссцы умирали и приспосабливались, в итоге обосновавшись там. Немногочисленное племя жило за счет труда охотников, мяса и теневой торговли с Кланом Топора, что был к ним в какой-то степени солидарен. Все это было за 190 лет до начала игры и за горцами в их бесконечных стычках с орками закрепилась постоянная репутация охотников на них. Произошедшее со временем закаляло этих людей, делало их суровее и отстраненнее, но жизнь их от приспособленчества не становилась большей сказкой. Многие молодые мужчины и женщины сбегали с Арриуса, зная, какая жизнь ждет их впереди, но самые стойкие держались. К годам второго вторжения орков арриуссцы начали заметно угасать ввиду многих дискредитирующих событий, если бы не произошло то, что должно произойти.

 

Великий воин Тарнор Непобежденный был предводителем горцев тогда и является им сейчас. Тарнор прославил себя в битвах и пользовался беспрекословной поддержкой остатков едва не угасших арриуссцев. Он видел, что происходит с его народом и видел, как вопреки всем ожиданиям древности благоухает мир феодализма в низинах. Тарнору уже тогда хватило мудрости задуматься о том, что единственное спасение в отходе на более благоприятные земли. И ему представилась такая возможность.

 

Во время второго вторжения орков весь запад королевства Гатия оказался захвачен северными орками. Уничтожен Парталан, магический орден Мадримир и в это же время захвачены рассматриваемые нами Северные земли. Правящая династия оказалась полностью перебита и выжившие подразделения армии и бежавшие жители были вынуждены оттесняться далеко на восток, пока не достигли гор Арриус. Орки на время перестали преследовать людей севера и тогда среди них начали зарождаться огоньки грядущего Великого Освобождения, основоположники которого - Данхэм Святой и Готтерс будущий Вестпайк, начали собирать все силы. Они не могли рассчитывать на то, что им поможет новоизбранный король Арнгейр II в то время, как Северные земли терзает когтистая лапа врага. У Арнгейра была масса других забот, тем открывать фронт так далеко для него было бы самой глупой тратой сил из возможных. Данхэм был уверен в том, что им нужна любая помощь, и что Освобождение в той численности, в которой оно тогда преобладало, не сможет сделать вообще ничего. Готтерс был с ним совершенно согласен. Данхэм сразу подумал о том, чтобы попросить о помощи горцев, в то время как герцог Готтерс считал, что от них исторически никогда не ждали ничего хорошего из-за излишней своевольности и нетерпимости ко всему, что им чуждо. Поэтому он относился к арриуссцам с огромной опаской. Все таки оба лидера Освобождения встретились с Тарнором и попросили его о помощи, в ответ на что получили его согласие при одном единственном условии - его народу дадут хорошую, плодородную землю после войны, чтобы они могли там поселиться. Не нужно разъяснять, как к этому отнесся действующий герцог Готтерс. Он просил Данхэма одуматься и найти другой путь - присоединиться к войскам короля и уже после перейти с ними же к Северным землям, но так как половина народа севера была в рабстве у орков, Данхэм настаивал на решительных мерах. Скрипя зубами, Готтерс согласился. Всякий раз он разговаривал со старейшинами и командующими горцев с некоторым высокомерием и колкими выражениями и оставил о себе очень неприятное впечатление.

 

Тогда народ горцев присоединился к бойцам Освобождения и шел с ними через огонь и воду. Со временем люди двух разных народов начинали испытывать друг к другу братские чувства, так как горцы бились за Освобождение насмерть и в конечном счете были признаны почти всеми беглецами Севера, как свои ребята.

 

В ходе штурма Вестпайка Данхэм, который должен был стать правителем и обеспечить горцам все нужное, погиб, пронзенный вражеской стрелой и еще до окончания зачисток горцы были уверены, что с выбранным вместо Данхэма Готтерсом возникнут проблемы. Все то, через что прошли эти люди во время войны, переменило мнение герцога о своих союзниках, но не отбросило опаски. Он столкнулся с очень волевым и своенравным народом. Он боялся, что вассализировавшись, они в любой момент смогут поднять мятеж из-за любой проблемы, что им сильно не понравится. Готтерс выполнил обещанное и передал им земли. Все бы ничего, если бы не одно но. Это было далеко не лучшее, что можно было дать. Земли подальше от города возле Северного тракта. Древняя крепость в горном ущелье, тупик по сути, и близлежащие поля, которые легче всего задавить и осадить. Горцы понимали опаску герцога и то, как он их расценивает, но все же приняли его предложение и построили городок, который позже назвали Бравинг.

 

Проблемы этих земель были в том числе в том, что торговый путь проходил именно по Южному тракту и горцы, оказавшись по другую сторону, стали почти полностью обделены вниманием богатых морских купцов. К ним, конечно, наведывались и наведываются наземные торговцы, но это далеко не городские масштабы. Морские купцы тоже при желании могли бы до них добраться, но тут одна неурядица. Своими братьями по оружию горцев считали солдаты освобождения, с которыми они бились плечом к плечу, а вот все остальные до сих пор разделяют начальную позицию герцога по отношению к арриуссцам - варвары и разбойники. Время шло, люди на постах и в строях сменялись, как и взгляды, и сейчас подавляющее число горожан привержено пренебрежению к жителям Бравинга. Впрочем, большинство из них следует мнению толпы и никогда не встречались с Бравингцами лицом к лицу. Как правило, когда это происходит, они учтиво утихают и заикается. А это обязательно происходит, потому что горцы не столь уж малочисленны, как может показаться.

 

Что бы то ни было, эти земли стали настоящей отдушиной для беглецов Арриуса. На них можно было выращивать пшеницу, растить и кормить скот, меньше страшиться за то, что следующей зимой вся твоя семья замерзнет насмерть, а от торговли они никогда особо и не зависели. Вопреки всем представлениям об этих людях, они ни сколь не разбойники и не варвары, - они взвешены, порядочны и относятся по большей части друг к другу с уважением, ибо так привыкли. С тех пор, как за горами в Бравинге нашли целые месторождения железа, там пошла и торговля. Само собой, права на откопанное ими железо сразу начала фабриковать права Нордфольская знать и особо прыткие торговцы, но герцог Готтерс очень быстро их осадил. Сейчас в этих шахтах помимо орков-рабов работают еще и многие люди из предместий города.

 

Кстати об орках-рабах. Это герцог Готтерс подсмотрел у горцев, которые промышляли этим издавна. Одичавших и разбредшихся орков охотники Бравинга до сих пор отлавливают и даже продают их в Вестпайке. Уже от Северных земель рабство разошлось по всему королевству.

 

Горцы носят совершенно непохожую на городские доспехи и доспехи любых армий броню, которая так же очень хорошо подмечает их естество. Плотные доспехи из меха и кожи с наличием изредка металлических пластин. Доспехи очень теплые. Некоторые из горцев на вылазках так же носят интересные, устрашающие маски из толстой и прочной кости какого-нибудь зверя. В этой кости они проделывают отверстия для глаз и укрепляют ее кожей с черной тканью для антуража и удобства. Маски традиционно делаются только из кости. При желании маска легко переделывается в шлем. Такие доспехи выглядят для непросвещенных диковато, но на деле очень трудно прорубаются.


JLbBzlI2_80.jpg

 

На подавление восстания Беренгара горцы ровно так же, как и любые вассалы, были вынуждены послать часть своих людей и средств, пусть по поводу людей и очень колебались.

 

В обществе горцев всем необходимым в плане доспехов и оружия люди точно так же обеспечивают себя сами, заказывая все необходимое у кузнецов. Бывает так, что некоторые предводители и лидеры охотников сами вооружают своей людей, но затраты они берут на себя - кузнецы бесплатно не работают.

 

Бравинг - небольшой городок, который построили в ущелье вокруг древнего дворца арриуссцы. Он очень небольшой по размерам и его укрепления скудны. Там есть дворец, жилые домики, построенная охотниками пивнушка, шахты за дворцом, ферма неподалеку и так далее. Ничего особо примечательного.

 

Подметим отдельным абзацем то, что горцы Арриуса - волевой, порядочный, сильный и консервативный народ, что рвется к спокойному этапу своей жизни после двухсотлетнего пребывания в горах Арриус. Их предводитель, Торнар Непобежденный, переселением и вступлением в войну с орками смог спасти свой народ от вымирания. Он и большинство других горцев решили, что продолжение упрямства приведет их народ к исчезновению, поэтому они относятся ко многим новшествам на данный момент спокойно и с реализмом. Герцог при передаче земли обязался не влезать в их устройство и традиции, но если он что-то предложит предводителю, Тарнор скорее всего выслушает и сделает вывод. Мнение о том, что горцы на все сто процентов суровы и скучны ошибочно. Они не похожи на загадочных аниме-мальчиков, оголенных до пояса и пафосно задирающих подбородочек в закат с луком наперевес. Среди них часто гуляет очень характерный юморок, они любят проводить время на застольях и в трактире, часто проводят бои на арене, охотятся на орков и охотятся на орков на спор. Это настоящие люди, тепло относящиеся к ближнему и безжалостные к врагу, не похожие на городских неженок. В разговоре с ними можно почерпнуть много нового и интересного, разбавив это добротной иронией. Девианты есть везде и всегда, у них встречаются тщеславцы и в целом дурные люди, но общий дух таков.

 

 

 

6. ПРЕДЫСТОРИЯ

Спойлер

 

Двести лет назад

 

Королевство Гатия было образовано в результате совместного решения инициативных племен будущего Этайна, Восточной Гатии, Северных земель и Клана Топора. Королем Гатии стал инициатор создания королевства - Осмунд I. Новообразованное королевство объединило под своим флагом почти весь Север и Восток, но близлежащие острова, племена Аркенаса и северные гатйицы, будущие арриуссцы, отказались вассализироваться. Первой столицей Гатии стал одноименный город на Востоке, построенный сразу после образования государства. Бурному строительству первого города способствовали богатые ресурсами земли и отсутствие иных претендентов на владение этими территориями в силу их значительной отдалённости и неизвестности.

 

После того, как город был построен, а все важные моменты, связанные с более глубокой организацией объединения были улажены, Гатия начала усиленное давление в сторону отказавшихся вассализироваться частей материка. Северные гатийцы были изгнаны с родных земель далеко на Север - в горы Арриус. 

 

По всей Гатии начинали строиться большие города, наращиваться военная мощь и улучшаться сбор ресурсов. Тогда был написан первый свод общих законов королевства, в том числе закон о первородственном наследовании. В связи с тем, что многие культуры кардинально различались друг от друга, законы поделили на королевские и герцогские. Это значило, что существовали как общие законы, так и характерные для отдельных феодов.

 

В Северных землях в области Нордфол отстраивается столичный город Вестпайк, в котором и расположился избранный герцог Годрик I. Гербом Вестпайка и Нордфола становится белый медведь. Северные земли были полны ресурсов, но их освоение очень сильно осложнялось опасным зверьем, дикими орками, горной местностью и отсутствием удобных транспортных трактов и технологий. Северным землям приходилось полагаться на королевскую помощь, ибо развивались по-ползучему медленно, а кораблей как таковых в арсенале Гатии тогда еще не было. Королевская помощь стоила пятидесяти процентов добываемых ресурсов. 

 

Сто пятьдесят лет назад

 

     Спустя половину века после выбора правителя, король инициирует начало торговых отношений с рядом мелких государств, находящихся на материке Миртана и Южных островах. В эти годы феод Этайн, известный благодаря богатым природным ресурсам, разрастается и становится крупнейшим во всей Гатии, объявляется столицей королевства. Старая столица королевства, несущая то же имя, что и сам материк, становится тихим городом в центре континента.
 
В эти же годы возникают два первых магических ордена королевства: Акиадан и Мадримир, занимающиеся изучением разных сторон магии. Благодаря тому, что вопросам религии в Гатии уделено куда меньше внимания и относятся к ней в целом менее трепетно, маги не скованы рамками определённых божеств и изучают все направления. В конце-концов, они объединяются в единый орден, унаследовавший название второго из них, и основывают в Парталане центр изучения магии. Влияние ордена росло, однако, маги использовали его лишь на благо, познавая магию и создавая новые заклинания и артефакты.

 

За это время была исхожена и освоена почти вся Гатия, за исключением крайнего Севера. В этих местах непроглядная вьюга как властвовала, так и властвует до сих пор. Эти земли - ледяная пустыня, в которой ничего не вырастить и не добыть, поэтому у королевства не было на них видов.

 

Вместе с магическими орденами в Гатии с одобрения короля появилась централизованная в столице церковь Инноса.

 

Первое вторжение орков и его последствия

 

     Прошло около ста пятидесяти лет после основания Гатии. Народ королевства, в общем и целом, вёл мирный образ жизни и по причине отстранённости от остальных государств не имел серьёзной армии, о чём и пожалел однажды. Орочьи войска высадились на берегу Аркенаса и волной прошли по всему королевству. Благодаря могуществу магов, люди смогли отстоять свои земли и орки были вынуждены отступить. Так или иначе, потери были ужасающие: разорен был почти весь Запад, включая Северные земли. Вестпайк и его пригород был сожжен дотла, но позже руины удалось отбить с магами и королевскими войсками, а через десять лет восстановить.


Магами ордена Мадримир было решено установить магический барьер, который защитит Гатию от вторжений, что и было совершено в замке Парталан. Волшебный купол накрыл всё королевство, прекратив всякие отношения с другими государствами на время существования барьера. 

 

Позже королевским указом магические ордена объединились в один под именем Мадримир.

 

В Северных землях после восстановления к власти пришел новый герцог Адальберт I. Он и его сторонники, уставшие наблюдать за беспомощностью своего народа, на протяжении последующих двадцати лет начали усиленно развивать собственную армию, производство, транспортные линии и построили порт с верфями в Нордфольском заливе. При Адальберте I Северные земли сделали скачок, которого, наверное, не смогут повторить еще долго. Адальберт так же финансировал церковников и их научные изыскания, а после обратился к ним с просьбой просвещать его народ. В Вестпайке для них был возведен целый Церковный район и с тех пор проповеди не утихали до самого Второго вторжения.

 

Второе вторжение орков и его последствия

 

     Через двадцать лет после становления барьера орки совершают второе вторжение. В это время Гатией правил король Генрих II. Он отличался особым тщеславием и, когда его страна была защищена магическим барьером, король был уверен, что никто не сможет пересечь его пределов. Поэтому Генрих II не отдавал должного внимания сбору лучшей армии и подготовке к чему-то подобному Первому вторжению орков.
 

Однако орки при помощи магических ритуалов на долгое время приоткрывают барьер, что позволяет пересечь его их войскам в полной мере. Первым делом орки начинают разорять запад. Вестпайк был сожжен второй раз, а те, кто не успели бежать на Восток, взяты в рабство. Многие северяне оказывали поддержку оркам. Некоторые корпуса орочьих армий за несколько дней берут Аркенас и движутся дальше, на Этайн. Этайн оказывается полностью уничтожен и королю приходится бежать в старую столицу королевства - Гатию. Объединенный магический орден Мадримир почти абсолютно уничтожается с захватом орками Парталана, а с ними и весь барьер. Если бы не усилия магов, вся Гатия сейчас бы была захвачена, но прежде чем погибать, мадримирцы успевали обрушить на своего врага само небо.

 

До окончательного захвата всей страны, оркам оставалось организовать всего пару успешных наступательных действий. Казалось, что уже все обречено. Генрих II заболевает и впадает в глубокую депрессию. У него есть сын-наследник, Беренгар, однако он отрекается от престола в пользу своего племянника, будущего Арнгейра II. Это полностью противоречит закону о наследовании, но маги, знать и народ принимают новость с ликованием. Арнгейр II быстро мобилизует все оставшиеся войска и магов, организуя линию обороны на границе феода Гатия.

 

Тем временем выжившие и не плененные выходцы из Северных земель бегут далеко на Восток - к землям Клана Топора. Они добираются до самой границы. Двое героев, Данхэм и Готтерс, принимают решение собрать людей и отправиться давать отпор оркам, но понимают, что их слишком мало даже для того, чтобы пройти половину феода. Но тогда Данхэм и Готтерс сталкиваются с горцами гор Арриус и заключают соглашение. Горцы помогают северянам, а в обмен после войны получают от них хорошую землю для дальнейшего поселения на ней. Данхэм и Готтерс принимают эти условия, хотя Готтерсу это очень не нравится. (подробнее в разделе фракции). Готтерс предлагает Данхэму выбрать другой путь - присоединиться к войскам короля, но аргументы Данхэма было невозможно оспорить. В то время, как король отбивает свои земли и собирает войска, их народ в цепях у орков, а города горят, тем более если орки пробьются дальше на Восток по Северу и откроет второй фронт - Гатии конец.

 

Совместно с предводителем горцев Тарнором Непобежденным, северноземельцы медленно продвигаются вглубь своих земель, отбивая город за городом, и освобождая людей. Движение Данхэма и Готтерса в народе получило название "Великое освобождение". Каждый освобожденный город приносит героям почти немногим больше освобожденных, чем убитых, но все же обстоятельства позволяют им улучшать тактику и строй их людей по мере продвижения. Каждого пойманного орка убивали на месте, не беря никого в плен, как и тех, кого подозревали в содействии им.

 

Тем временем король Арнгейр II окончательно мобилизовал войска и уже продвигался вглубь Этайна, пользуясь замешательством среди орков, и их отвлеченностью на северян.

 

Северяне добрались до Вестпайка и начали штурм, в ходе которого Данхэму прямо в глазок шлема прилетает тяжелый арбалетный болт. Город был взят, но это нанесло страшный удар по народу Севера. Данхэм должен был стать герцогом Северных земель и после его смерти эту ношу было некому принять, кроме его товарища, Готтерса. Часть орков, оккупировавших Северные земли бежала на кораблях, другая разбрелась по лесам, еще одна убита и очень многие взяты в рабство. В рабство так же начали брать и людей, помогавших оркам.

 

Сразу после битвы произошло еще одно примечательное событие, положившее начало появлению Братства Священного Освобождения или Тиаренфальского Ордена. Часть орков после битвы засела возле Тиаренфальского перевала, дороги на крайний Север - в ледяную пустыню. Готтерс решил оттеснить их в царство вечной вьюги, где они гарантированно погибнут. Именно это и было сделано, но в результате орки заманили один отряд в ловушку и оттеснили их за собой - за границы Тиаренфаля. Из Тиаренфаля никто никогда не возвращается и все уже решили, что они погибли, но выжившие смельчаки из решили, что бросать своих нельзя, и плюнули на все то, что твердили древние легенды. Они, держащиеся за руки, чтобы друг друга не потерять, двинули вглубь непроглядной вьюги. Чтобы найти дорогу назад, два человека с конца их колонны обхватили длиннющую веревку, которую держал один из находящихся на безопасной стороне. Вернулись из них не все, но вернулись. С частью потерянного отряда. Те самоотверженные пехотинцы из низких родов и составили рыцарский Тиаренфальский Орден.

 

Король со своей части фронта вскоре прогнал орков и он определенно знал, без чьей помощи севернее этой войны было бы не выиграть. Он приехал в Северные земли и провозгласил Готтерса Вестпайка герцогом и своим вассалом и с тех пор он принадлежал к королевскому совету, как умелый военачальник и хладнокровный правитель.

 

Вторжению орков был положен конец.

 

Послевоенное время

 

После завершения войны король Арнгейр приложил массу усилий для того, чтобы восстановить разрушенное королевство. Были возобновлены отношения с другими государствами, началось укрепление армии, в состав королевства вошли новые территории — Аркенас и Остров Гонза. Гатия разменяла королевскую колонию Топаз, добывающую пятую часть магической руды и драгоценные камни, на поставки продовольствия и военную поддержку Южных островов, были возобновлены работы на колониях материка. Арнгейр II на протяжении своего правления абсолютно оправдал нарушение закона о наследовании. Его жесткие и радикальные действия позволяют в короткие сроки восстановить королевство. Для народа он всегда останется героем, но вот знать в какой-то мере постепенно переставала его поддерживать. Аркенас не спрашивали, будет ли он присоединяться к Гатии, поэтому их правители наименее лояльны к своему сюзерену. Из тех, кто присоединился тогда к войскам орков, 80% принадлежало к Аркенасцам. Орочье рабство распространяется по всей стране, но человеческое порабощение тех, кто помогал оркам, присуще только Северным землям.
 
Готтерс Вестпайк передает горцам Арриуса ущелья, в которых в последствии строится Бравинг, и близлежащие поля. Герцог навеки объявляет арриуссцев собратьями и героями своего народа. Он восстанавливает порт, вычищает Северные земли от одичавших орков, подобно Адальберту I формирует самостоятельную армию. Погибший с болтом в глазу Данхэм канонизируется. В его честь называют построенный в Нордфоле монастырь и погребают его останки глубоко в тамошних подземельях, когда в городе в честь него начинают называть улицы, храмы и церкви. Готтерс начинает развивать рабство среди людей, и во многом с помощью порабощенных работников ему удается восстанавливать города, эффективно строить корабли и добывать ресурсы. Для того, чтобы некоторые люди шли воевать за Освобождение, им приходилось что-то обещать. Таким образом в Северных землях после окончания этой войны начался колоссальный рост знати, который обесценил эту знать до безобразия. В Северных землях деяния стали значить больше, чем фамилия, однако знатность далеко не полностью потеряла свою цену. Политическая и управленческая мудрость Готтерса позволила спустя какое-то время возродить Северные земли в их былом величии, а в каких-то моментах превзойти это величие. Вестпайк превратился в торговую жемчужину Гатии. Братство Священного Освобождения производится в рыцарство и становится личной гвардией династии Готтерса под названием Тиаренфальский орден. Методы Готтерса были во многом жесткими и слишком амбициозными. По принципу жесткости и следования амбициям дальше следовали и все Северные земли. На Готтерса в последствие было совершено одно неудачное покушение, в результате которого четвертовали каждого из представителей всех ветвей заговора.

 

Маги уничтоженного магического ордена Мадримир, которых осталось в живых около пятнадцати, более не сдерживаемые законами и наблюдением, рассеиваются по всей стране. Некоторые из ренегатов начинают творить бесчинства, заниматься разбоем и самыми грязными экспериментами, из-за чего страдают и все порядочные чародеи. Магов начали бояться как огня и обвинять во всех бедах несмотря на их прежние деяния и неотъемлемость от образа Гатии. Тех магов, что просто путешествуют и мирно живут в своих изысканиях, погромы так же затрагивают. Ради безопасности за ними вынуждены вести слежку и власти, держа каждого из живущих в городах мага на коротком поводке.


Восстание Беренгара/Настоящее время

 

Законный наследник престола и сын Генриха II, Беренгар, принимает попытки отобрать место на троне у Арнгейра II и не гнушается ради этого самых страшных преступлений. Арнгейр II изгоняет Беренгара из феода Гатия и на протяжении десяти лет до нынешнего времени он собирает армию из наемников, политических противников Арнгейра, разбойника и некоторых выходцев из расколотого Мадримира.

 

Он захватывает несколько крепостей в Этайне и готовит наступление глубже внутрь страны. В связи с этим король собирает войска на подавление Беренгара. Как только выяснилось, что на стороне Беренгара есть опасные маги, советники короля из числа тех же, но лояльных ему магов, решают восстановить магический орден.

 

Все вассалы короля (в особенности герцог Готтерс) вынуждены отправиться ему на поддержку.

(подробнее о текущих событиях в разделе сюжета)
 

 

 

7. СЮЖЕТ

Спойлер

 

Вот наконец мы и приступаем к нынешним реалиям, в которые вы попадете на старте. 

 

Начнем с того, что не стоит забывать о событиях предыдущей карты и о том, что Миртана на грани поражения в войне. Последнее, что огораживало орков от Венгарда, Гельдерн, пало прямо к победе над Спящим. Все остальное, что может попасться оркам на пути, их не сдержит. Король отправил корабль на остров Хоринис и никто не знает, для чего конкретно он приплыл. Жители считают, что для того, чтобы защищать Хоринис от орков, а у кого-то менее позитивные прогнозы. Лорд Хаген отправляет в Долину Рудников экспедицию, возглавляемую паладином Гарондом, но к Хоринису внезапно причаливает орочий флот и берет замок с расквартированными там рыцарями в осаду. Воины оказываются запечатаны в Долине. К осаде присоединяются и выжившие орки Миненталя. Перед этими событиями сбежать из Миненталя сразу после уничтожения барьера успели сотни заключенных. События в Миртане почти что безнадежны и без магической руды королю не выйграть войну. Он удерживает последние укрепления в то время, как орки продвигаются на Юг. Не желавшие молча дожидаться своей гибели знатные горожане и их люди сразу начали отчаливать из порта. Только после того, как город на этих кораблях покинула четверть населения Миртаны, король принял решение заблокировать залив, но это мало кому помешало - люди начали пользоваться услугами контрабандистов. Уплывали люди далеко за море, где, как они уверены, их не достанут: на Южные Острова и в Гатию. В Северных землях сейчас очень и очень много миртанских переселенцев, так как ближе всего им было именно сюда. Как правило, они из числа богатых купцов, рабочих и представителей миртанских торговых компаний. У крестьян частных кораблей не водится. Они способны составить конкуренцию ведущим торговцам Нордфола, поэтому их стараются завлекать в здешние торговые союзы. Ситуация в Миртане сильно обеспокоила гатийский народ, но взгляды на то, как поступить в этой ситуации, очень сильно разделяются. Гатия дважды становилась жертвой того, что сейчас происходит в Миртане. Самые ушлые из знати уверены в том, что если подождать, пока орки пообломают о миртанцев зубы, можно будет легко вытеснить их и завладеть землями западного королевства; кто-то считает, что помогать нужно немедленно; некоторые ученые думают, что стремление орков к захвату земель - лишь следствие того, что их родная земля больше непригодна к житью на ней, и взяв Миртану они оставят остальной мир в покое; церковники говорят, что конечно, нужно спасать, и их позиция вытекает из соображений веры и сочувствия. Готтерс Вестпайк как раз из числа "помогать и незамедлительно", но в любом случае это неосуществимо, пока в Этайне бушует восстание. Мнение короля на этот счет пока еще не известно.

 

Истинный наследник трона и сын Генриха II, Беренгар, собирает огромное восстание и расквартировывает своих людей в нескольких захваченных крепостях Этайна. Бунт распространяется, подобно пожару, и желающих воевать за его лидера с каждым днем все больше и больше. В основу восстания положена идея о незаконности пребывания короля Арнгейра II на троне, о его жестокости и деспотии, и цель восстания ничто иное, как убийство Арнгейра II и возведение Беренгара на трон. Восстание пополняют самые разношерстные люди: некоторые маги уничтоженного Мадримира, политические противники Арнгейра, наемники, разбойники, освобожденные Беренгаром орки, простой люд и многие, многие другие. Беренгар шлет послание всем герцогам Гатии и убеждает их в том, что если сейчас они к нему присоединятся, то после его коронации смогут спокойно продолжить править. Большинство расценило это, как смехотворную самоуверенность и наглость. Сейчас король Арнгейр II собрал всех своих вассалов и их войска. Лично из герцогов возглавляет часть войск сейчас только отбывший из своих владений Готтерс Вестпайк. Остальные послали на нужды подавления восстания свои лучшие войска и финансы. Некоторые феоды, до сих пор не восстановившиеся, так же были вынуждены что-то послать, но по понятным причинам не могли запредельно расщедриться: это Аркенас и близлежащие к Гатии острова. Король намерен победить Беренгара быстро.

 

Три верховных мага бывшего Мадримира и советники короля: Санарик, Бералан и Амилер, начинают назначать встречи с другими магами, дабы обсудить их присоединение к восстанавливающемуся магическому ордену, но на сей раз под названием Акиадан. На фоне политической неурядицы, отказ для них будет значить все равно что "я за Беренгара" или "я задумываю что-то дурное". Новый Акиадан по мере возрождения восстановит законы и наблюдение за магами, а так же воспитание способных учеников, дабы все вернулось в круги своя и доброе имя магов восстановилось. Изучаться будут все так же разные области магии.

 

Герцог Готтерс, уезжая из Северных земель, оставил своим регентом не какого-нибудь члена совета или собственного сына-наследника, а низкородного командующего Тиаренфальского Ордена. Командующий настаивал на том, чтобы сопровождать герцога, но получал отказ за отказом - управление Северными землями важнее. Для знати и членов совета это было все равно что страшное оскорбление и упрек в неспособности руководить по совести. Насколько враждебно они расположены к новому регенту в уточнениях не нуждается. Для сына-наследника это и вовсе могло стать звоночком. Герцогиня, его мать, ждет второго ребенка.

 

Из Северных земель уехала половина армии и в Нордфоле с того момента начали твориться непонятные вещи: на дорогах участились нападения неизвестных разбойников и зверей. Масштабы проблемы настолько велики, что дойти от Вестпайка до Бравинга становится достаточно трудно - на обочине находят расстрелянные караваны. Те, кому глубоко копать за ответом не нужно, обвиняют во всем горцев и магов, но разумный люд понимает, что они тут ни при чем. Нападают и на церковников, причем очень нагло - прямо на выходе из пещер Долины Эхо. Перестали приходить поставки и вести из шахтерской деревеньки, что принадлежит городу, а те, кто были рядом проездом, рассказывали о каком-то пожаре и черной мгле. Городские власти задумываются о том, чтобы возобновить работу трех сторожевых постов на Северном тракте и начинать разбираться в корне проблемы, открыв охоту за разбойниками. Юго-восточные дозоры все чаще сообщают о том, что в Диких землях начинает твориться что-то неладное. Впрочем, Южному тракту и прибывающим оттуда купцам пока что ничего не грозит. Новоиспеченному регенту, его совету из знати и городской страже предстоит разобраться в происходящем и установить, в чем суть и насколько все плохо.

 

Тарнора Непобежденного, семидесятилетнего предводителя горцев, сразила неизвестная болезнь, отчего он впадает в кому. Старейшинам удается поддерживать в нем жизнь, но все остальные арриуссцы, хоть и не хотят в это верить, считают, что старик, их герой, уже отжил свое. У Тарнора двое сыновей и предводитель так и не успел выбрать преемника. Одна часть воителей арриуссцев за одного, а другая - за другого. С детства соперничавшие, два брата затевают вражду в борьбе за лидерство и оба одинаково стремятся вылечить своего отца, чтобы он сказал слово в пользу одного из них. Бравинг разделяется на две стороны, агрессивно настроенные по отношению друг к другу. Оба сына Тарнора предлагают разные пути развития Бравинга. Когда одни враждуют, другие видят во всем этом катастрофу, подтвержденную историческим опытом. Рассвирепевшие от безысходности старейшины, у которых не получается примирить воинственных братьев, справляются хотя бы с тем, чтобы удержать их от резни. Они напоминают братьям о законах, согласно которому арриуссец, проливший кровь другого арриуссца, потерян для их народа раз и навсегда. Нейтральной стороной так же выступают охотники, более близкие к обычным жителям Бравинга. Охотники не против и не за ни одного из братьев, но верят, что их противостояние не приведет ни к чему хорошему и выбрать предводителя нужно мирно, как велят традиции. Лидер охотников охраняет своих людей и простое население от результатов этого противостояния. Оно имеет форму чего-то пассивного и время от времени вспыхивающего, как искра, в конфликтных ситуациях, находящегося на фоне. Оба брата занимаются управлением Бравингом: разными, но порой сопрягающимися его сферами, и их слово, как далеко не последних воителей, закон, если не идет наперекор словам старейшин. Но все же вопрос, касающийся выбора нового предводителя, стоит как нельзя остро. Несмотря на то, что говорят охотники и старейшины, и другие охотники с жителями принимают сторону одного из братьев. Охотникам, переходящим в состав воителей, приходится выбирать один или другой лагерь, и спрашивать одобрения только у представителей одной выбранной части. Горцев касаются все те же проблемы города: разбойники на дорогах и активизация зверья. Помимо этого, старейшин преследует чувство приближения другой, более опасной угрозы.

 

Монастырь Святого Данхэма начинает раскопки в области болот. Они говорят, что там находятся уникальные следы древней культуры, что была задолго до объединения племен. В раскопках им способствует та городская стража, что расквартирована в монастыре на постоянной основе.

 


8. ОТЫГРАННОЕ В ХОДЕ СЕССИИ

Спойлер

 

Глава I

Спойлер

 

 

Завершился последний ивент первой главы сюжета, в ходе которого войска Вестпайка и нескольких других городов Северных земель вошли в Дикие земли и одним генеральным сражением разбили основные силы орков и наемников мятежника Беренгара. Роль игроков в этом сражении заключалась в том, чтобы зайти оркам в тыл и по пути разбить лагерь их союзников, людей. С некоторыми потерями, им удалось сделать это: одолеть предводителя наемников - Ярвиса, и взять врасплох орков в восточном ущелье. После того, как план осуществился, их подразделение присоединилось к основной битве и стало свидетелем смертельной дуэли лорда-регента и командующего рыцарского ордена Тиаренфаля с одним из вождей орков - Грок-Тагом. Грок-Таг пробил кирасу главного военачальника одним мощным нисходящим ударом и своей ощутимой силой даже подбросил его вверх. Лорд-регент Рин сразу же был взят своими на помощь, а вождя быстро скрутили, ознаменовав окончательную победу в битве под Дикими землями.

 

Это событие значит то, что угроза орков в Диких землях почти что окончательно себя исчерпала и они уже не будут способны что-то противопоставить постам на границе с их проклятым краем. Бандиты Беренгара, снабжавшие их оружием и провизией, так же уже не имеют место быть. Ранее эти же бандиты разбойничали на Северном тракте и были пойманы горцами. Неудивительно, что почти все последние несчастья Нордфола происходили по воле Беренгара, но теперь все относительно позади. Через несколько дней после битвы, когда все призванные из приграничных городов Северных земель войска разошлись, в Вестпайк прискакали несколько рыцарей на лошадях. Не прискакали, можно сказать, а прилетели, загнав двух лошадей, и повиснув на оставшихся. С разорванными табардами, покоцанной сталью, Тиаренфальские рыцари всем своим видом кричали, что они с основного фронта - из Этайна. Они шустро оклемались и побежали нести неизвестную новость. Прошло еще два дня и торговцы донесли до Нордфола новость, переставшую быть неизвестной для всего остального королевства. Поистине ужасающую новость. Король ПРОИГРАЛ сражение с Беренгаром, несмотря на то, что в его руках были сосредоточены все силы страны.

 

Это показалось бы невероятным, попросту невозможным в принципе, если бы не еще одна сопутствующая этому весть. Присоединенный сразу после окончания второго вторжения орков Аркенас и его влиятельные люди вырезали у себя всех гатийских дипломатов, убили мага из Ордена Акиадан, что был приставлен к этому региону, и повели своих всадников из пустынь прямо на помощь Беренгару. Помимо них к Беренгару присоединился еще и остров Гонза.

 

Они застали короля и его лагеря в сражении врасплох и объединенными силами наемников, магов-ренегатов, орков, пустынной конницы, разбили его и вынудили смещаться на Восток. Король был просто взбешен, как и его советники - могучие маги, Санарик и Бералан. Санарик предложил королю победить очень негуманно, но действенно и решительно. Он обрушил на один из захваченных Беренгаром городов с заложниками пламенную бурю. Город был полностью уничтожен. Так к Беренгару начали присоединяться и заложники с крестьянами. Король начинает жалеть об этом, маги-ренегаты готовы к тому, что Санарик может повторить подобные меры, а ведь он повторит.

 

Пришли также известия и о герцоге Готтерсе. Он жив и здравствует. Он до сих пор с королем, треть его людей погибла и он собирается пополнять войска. Судя по тому, как сместились фигурки на карте, Северные земли для захвата должны быть попросту в абсолютном приоритете для Беренгара, так как дальнейшее продвижение на Восток может значить для него удар в спину. Сейчас он захватил две трети Этайна, Аркенас, Гонзу и обращает свой взор на флот острова Топаз. Все пошло не так, как изначально планировалось. Беренгар показывает себя с удивительной стороны. Северные земли нуждаются в укреплении как никогда раньше.

 

Рин, регент, назначенный герцогом, и командор рыцарей, страдает от полученных в дуэли с вождем орков ран и в конечном счете гибнет в собственной постели из-за разорванного чрева и вовремя не остановленного заражения крови. Это значит, что рыцари будут выбирать себе нового командующего, как и герцог Готтерс регента.(изменено)

 

Близятся холода. Не так давно пошел первый снег, а это значит, что скоро собственному урожаю придет конец во всех Северных землях. Сохранение торговых путей, наверное, скоро станет первостепенной задачей Нордфола.

 

Помимо озвученного, у правления Нордфола возникли проблемы в отношениях с арриусскими горцами по очень надуманной причине, однако некоторые из них вполне серьезно питают вражду друг к другу. Разберутся ли они - предстоит узнать. На данный момент предводитель Тарнор Непобежденный, пробудившийся ото сна, запретил пускать к себе городских представителей до разбирательств. Он считает, что к его людям уже давно потеряно должное уважение, и вместо того, чтобы поддерживать союз, рыцари преследуют собственные низкие интересы. Рыцари же пока никак на это не реагировали.

 

Глава II (все щепетильные подробности этого текста ходят по стране в формате пропаганды и слухов, как истину в последней инстанции ваши персонажи это воспринимать не должны, иначе - МГ)

Спойлер

 

Флот Беренгара и его люди были разбиты морскими войсками Северных земель при перехвате на острове Топаз. Король передал остров герцогу Готтерсу для того, чтобы он мог сформировать морскую блокаду Аркенаса и окончательно закрепиться в море, что, в свою очередь, гарантировало безопасность заплывающим в порт Нордфола торговым судам. Беренгар же лишился поддержки и спонсирования от Южных островов и прочих его неизвестных сторонников. Орден Тиаренфаля после смерти Рина был реорганизован и вместо общего командующего рыцарей, во главе их встал Готтерс и будут стоять другие правители Северных земель в будущем. Ниже Готтерса находятся рыцари-комтуры, командоры рыцарей, разбитые по определенным регионам. Комтуры занимаются всеми вопросами сохранности, безопасности регионов, работоспособности армии, и в военное время полностью перенимают на себя все сферы управления, беря контроль над советом и вставая выше графов. Нордфольским комтуром избрали сэра Адальберта Нортпоинта. Тем временем горцы окончательно выгоняют орков из Диких земель и встают гарнизоном на тайном проходе в Этайн.

 

Во время первой главы командующим рыцарей Рином был убит королевский советник Амилер, из-за чего очень скоро перед битвой за Топаз в Северные земли прибыл другой королевский советник - Санарик, карать и одевать поводки. Из-за этого эксцесса герцог Готтерс обрел к себе и своим землям повышенный интерес, включая некоторые интересные санкции, отказавшись от принятия которых, он был бы объявлен предателем. В Северных землях сформировалось королевское посольство, призванное прежде всего следить за действиями вассала короля и его подчиненных, чтобы всегда быть убежденными в его верности. Помимо этого орден Акиадан получил картбланш на все исследования и раскопки на территории Северных земель, несмотря на то, что они, как маги, нужны были на войне. Экспедиция мага Вилльяма Каиуса начала исследования на болотах.

 

Санарик, постоянно телепортируясь между Нордфолом и королем, также продолжает дело погибшего советника Амилера в отношении северных ренегатов - магистра Лордеаса и бывшего ученика Кареадана - Лайэля. Лордеас погибает естественной смертью, в то время как Лайэль наследует его знания и башню. Санарик пребывает туда для того, чтобы захватить знания башни для своего Ордена, и заодно убить опасного ренегата, ставшего таковым из-за предательства в отношении Амилера. Санарик поднимается на вершину башни и между ним и Лайэлем завязывается разговор. Понятно, что Санарик гораздо сильнее, но после угроз и предложений сдаться, он использовал супротив него то, что в последствие станет величайшим компроматом на королевских магов и самого короля. Он использует древнее, страшное и кровавое искусство, доступное лишь избранным Белиара, и легко побеждает своего противника в нечестной дуэли. На Лайэля обрушились бестелесные души, которые вполне реально страдали и осознавали свою боль, но рвали по приказу своего владыки. Стражи башни, големы, оказываются бессильны, однако это происшествие вызывает мощнейшие магические волнения. Лайэль едва не погибает, но в последний момент его телепортируют в неизвестную местность. Тем, кто его телепортировал, оказался неизвестный маг-странник с острова Хоринис - Ганимед, который в последствие и поведает сильным мира сего о том, что расписано выше.

 

Готтерс снова уезжает на войну сразу после известия, что Беренгар прорвал северный фронт и вторгся в его страну, захватив несколько крепостей и городов, и прогоняет его. Заодно великий полководец останавливает и его продвижение на север королевской провинции, но теряет четверть войска в результате, в частности из-за заклинаний мятежных магов. Остановленный герцогом прорыв Беренгара за королевский фронт фактически спасает короля от провала, поскольку в этой ситуации фронт определенно пришлось бы смещать аж едва ли не до столицы Гатии, поскольку Беренгар стремился бы взять в котел оставшийся кусок фронта до самого конца. Готтерса восхваляет вся страна и в том числе церковь. Он рискует стать святым при жизни, по крайней мере в Северных землях. Беренгар готовится к отчаянным мерам.

 

Новым вождем горцев по прошествии некоторого времени становится Ульфхедин Троллебой, которому Тарнор Непобежденный в итоге уступил свое место. Ульфхедина широко поддерживают, он проявляет себя как мудрый и сильный лидер, готовый на все, ради своего народа. Тарнор до сих пор жив, но сильно горюет и скучает, пусть и безмерно горд своими сыновьями. Между комтуром Адальбертом и Ульфхедином Троллебоем завязывается крепкий союз. 

 

Старец-Ганимед посещает Адальберта и Ульфхедина, сообщая им о темном даре Санарика. Он рассказывает им о неком темном искусстве, которое способен даровать лишь сам Белиар напрямую, и о том, что оно позволяет повелевать душой перед переходом между жизнью и смертью, направлять и заключать ее, черпать из нее силу и использовать ее в бою. Санарик заключает безграничное число душ в камень и черпает их силы для того, чтобы поддерживать свое существование и усиливать мощь. При том они каждую секунду ощущают происходящее и, неспособные обрести покой, страдают и испытывают первобытную боль и гнев. Они стремятся каждую секунду навредить обладателю камня, сводят его с ума, уничтожают его здоровый облик, лишают сна и навеивают кошмары. Ганимед много раз подмечал, что не понимает, как Санарик мог натравить столько душ на Лайэля в дуэли, потому что объединившись, они давно убили бы своего хозяина. Материк за океаном захвачен орками, на Хоринисе собирается армия зла, возглавляемая драконами, и что-то недоброе творится в Гатии. Ганимед рассказал лидерам Вестпайка и Бравинга, что раз Санарик владеет этим искусством, это значит, что он обязательно участвует в общем плане Темного Бога и Гатия, как и предполагалось, в большой опасности. Было сделано множество предположений в отношении короля, что всю войну творит безумства и идет на поводу у нечестивых магов Акиадана: он мертв и заключен в камень, он одержим, он обманут. Что происходит в действительности - доподлинно неизвестно. Ганимед сказал, что если Санарика не удастся победить и найти союзников для борьбы с ним как можно быстрее, то нужно сосредоточиться на Хоринисе, армия зла на котором уже скоро будет готова вырваться на волю.

 

Адальберт передает весть Готтерсу. Он верит далеко не во все, что ему сообщили, но приказывает изгнать всех магов из Северных земель, оставив лишь посольство.  Это связано с тем, что Санарик слишком рьяно ведет раскопки на болотах, где есть останки древней, южной культуры. Ульфхедин и Адальберт объединяются, заявляются к королевским солдатам и узнают, что солдаты магов и они сами уже давно продвинулись вглубь раскопок. Они не сдаются и с ними придется вступить в бой, по итогам которого подавляющая часть солдат погибает. Отряд горцев и рыцарей входит в тайную долину, открытую магом Вильямом Каиусом, и встречает на своем пути множество любопытных фреск, опять же указывающих на когда-то существовавший на этих болотах народ. Им удается пройти через ловушки Каиуса и поведать ученому о словах Ганимеда. Каиус сказал, что Санарик и он искали в тех местах некий артефакт, называемый маской Белиала. Вкратце, маска почти напрямую повторяла тот дар, который описал Ганимед, и он не понимает, как она поможет в войне против Беренгара. Ранее она принадлежала жрецу древнего народа, который выковал ее из золота и придал ей свойства в нечестивом ритуале с использованием крови погибающих от ран людей. Этот жрец и звался Белиалом. Эта маска была выкована для того, чтобы изгнать какое-то зло, и в результате сделала свое дело, но то, чем ради победы пришлось пожертвовать, навсегда разделила этих людей и их город прекратил свое существование. Адальберт и Ульфхедин, вместе с Каиусом и некоторыми его гвардейцами, спустились к Санарику и потребовали ответа, но вместо него получили бой. Санарик преуспел и ему удалось уйти вместе с маской. Неизвестно, какими силами он наделен теперь.

 

Санарик, разумеется, сразу пошел к королю и за сей приказ от Готтерса потребовали ответа. Он согласился встретиться с королем на переговорах, на нейтральной территории в землях клана Топора. Разговор продлился недолго, король буйствовал и не верил своему вассалу, потому как в его землях против людей короля действовали неоднократно. Готтерс обвиняется в двойной игре и предательстве. Разговор долго не продлился, потому как Санарик начал грозиться вершить правосудие на месте и король был вполне за. К ставкам двух правителей быстро примчал вождь клана и в грубой форме сказал Санарику, что если он попробует учинить на его земле резню, весь Клан Топора объявит королю войну. Пришлось отпустить Готтерса с миром. По пути на его армию напало несколько королевских батальонов и пара отрядов убийц, с которым герцог ловко справился, вскоре добравшись до своих земель. Скоро он вернется в город, зажатый между молотом и наковальней - королем и Беренгаром.

 

Из-за южных гор Этайна на армии и селения Беренгара начала выходить нежить, которая взяла плотный слой его земель и учинила страшнейшую резню в одном маленьком городке, что ныне считается городом проклятых. Ее удается сдерживать. Нежить стала настоящий кошмаром юга Этайна. Беренгар сдает свои позиции, но на его сторону начинают вставать королевские чиновники, градоначальники и еще больше простого народа всей страны. По непонятным причинам, усилиями его пропаганды, слухи о проклятых магах и короле-марионетке, и многие тезисы, ранее не озвучиваемые, начали ходить по всей стране.

 

 

Глава III

 

Спойлер

Во время событий на Хоринисе по всей стране начали расходиться новости с фронта, которые в первую очередь оказывались в руках главнокомандующих северных городов и их подчиненных. Готтерс направлялся не на боевые действия, а на переговоры с самим Беренгаром. Они решили заключить перемирие до тех пор, пока их общий враг, король, не будет побежден. Готтерс не поддерживает Беренгара и после этой войны, наверное, возобновится старая. Наследник короля, его старший сын Арктус, открыто выступил против отца в столице, за что был упечен под арест вместе с женой и детьми. Дворянство недовольно, а власть короля Арнгейра держится только на страхе и пропаганде. Готтерс отправил две своих армии на укрепление восточного беренгаро-королевского фронта, чем задержал продвижение его величества и обеспечил своим войскам возможность безопасно и без страха за тылы действовать на Хоринисе. Готтерс обосновывает это перемирие необходимостью срочно победить единое зло. Он считает Беренгара не более чем простым мятежником, но никак не ячейкой в джихаде прихвостней Белиара. У Беренгара не было выбора, он согласился. Большая часть Севера сходится во мнении, что ему нельзя доверять и он что-то выкинет. Он отказался подчиняться Готтерсу в войне, что очевидно, и принимает решения сам. Решение Готтерса воспринимают как противоречивое, но за то теперь вся страна объединена. Герцог не собирается забирать трон себе, как надеятся многие его сторонники. Он хочет возвести на трон плененного Арктуса.

Экспедиция, направленная в Хоринис полторы недели назад наконец вернулась домой. В Бейсайд заплыли три орочьих драккара, захваченных в результате боев, и ни одного союзного корабля. Первые два корабля прибыли чуть раньше, чем последний - на них отправили небоеспособных горожан: женщин, стариков и детей. Те, кто приплыли на последнем корабле, со слов участников, обороняли город от орочьего штурма и вместе с лордом Хагеном освобождали монастырь, в котором были заперты послушники, маги и верховные маги круга огня, в том числе и ценнейшие реликвии. На последнем корабле вернулась всего четверть тех бравых мужей, что поплыла на Хоринис на смерть. Мертв комтур Адальберт, сын и наследник серебряной короны Северных земель, сын Готтерса Вестпайка - Артур Вестпайк, мертвы прочие солдаты и важнейшие военначальники. Их приплытие назад принесло не столько радость победы, сколько горе. Готтерс еще на фронте. Неизвестно, как он отреагирует на смерть своего единственного сына. За то многих выжившие привезли с собой: весь хоринисский круг огня (от послушников до верховных магов - Пирокара, Серпентеса и Ультара), выживших рыцарей Ордена Паладинов и лорда Хагена и простых солдат Миртаны. Ходит молва, что комтур Адальберт и его рыцари смогли победить дракона во время освобождения Хориниса. Никто не делал этого прежде. Адальберта сразу причислили к Святым как у Паладинов, так и в гатийской церкви. Экспедиция выполнила свою миссию: пусть ей и не удалось удержать Хоринис, те, кто уже точно станет союзниками Гатии, спасены, а Злу нанесен непоправимый удар. Пирокар дал обещание, что готов даровать за это спасение что угодно. Миртанцев предстоит разместить в городе и думать, что делать дальше. Кто будет новым комтуром? Как обернется война? Какую роль миртанцы займут в текущем конфликте? Как восполнить все эти потери? Что делать дальше? Время покажет.

Прошел слух, что прямо во время оплакивания своего сына, Артурв, у герцогини Симоны на эмоциях случились схватки. Она родила второго ребёнка, мальчика и нового наследника трона Северных земель. Готтерс дал ему имя - Пауль Вестпайк. 

С войны приходят очень неприятные новости. Весь Этайн поглощает стихия, контролируемая магами Санариком, Бераланом и их учениками. Король выигрывает битвы, ничего не теряя в войсках, навеивая смерть и страх на позиции врага. Беренгар давится первым, в то время как менее усиленные армии короля защищают север и северо-запад, где находятся Северные земли и Клан топора. Несмотря на то, что теперь Беренгару помогает Готтерс, неиствующие и обрушивающиеся на их союз пламенные бури не охладевают. Король захватил более чем четверть Этайна за несколько дней вторжения и скоро продвинутся до руин города магов - Парталана. Страна разделилась на три альянса: союз Севера, состоящий из Северных земель и Клана Топора; Беренгара и его союзников, а так же Гатию, лояльные и сдающиеся королю графства. Парталан, город магов, вероятно, станет для Этайна последним рубежом. У Беренгара уже не останется позиций, способных противостоять нынешним силам короля. Готтерс собирается просить помощи у верховных магов круга Огня, им же спасенных, Пирокара, Ультара и Серпентеса.

 

Final.png?width=521&height=474
 

Король Арнгейр II и избранный Белиара Бералан погибли. Битва за Парталан проиграна и большая часть королевской армии уцелела. Несмотря на смерть короля, верные ему генералы, пораженные предательски нанесенным ему в спину ударом убийц, продолжают свои походы. Законный наследник короля Арнгейра - противник магического ордена Акиадан, его тридцатилетний сын - Арктус, однако его власть всячески еще постараются пресечь. От Пирокара стало известно то, что единственный выживший королевский маг Санарик не был с Бераланом или королем во время битвы потому, что он сейчас находится в Нордфоле. Горцам удалось захватить один из кораблей на берегу реки, на которой стоит Парталан, и эвакуировать герцога Готтерса Вестпайка, Беренгара и 1/6 армии, что собиралась под Парталаном на стороне мятежников. Победа королевской армии в битве за Парталан значит то, что все остальное пространство на западе им будет захватить проще некуда. Как повернется война дальше - судьба покажет.

 

 

Горцы проплыли по реке, эвакуируя выжившую часть объединенной армии, до одного из вольных городов и принесли им весть о смерти короля, советника Бералана, но все же поражении в великой битве за Парталан. Люди из вольных городов были обрадованы вестью, однако же они были на стороне Беренгара, самостоятельно почти лишенного армии, когда как Готтерс и вся остальная страна поддерживала советника Арктуса. Похоже, что среди союзников вполне может начаться раскол. Абсолютное большинство королевских заговорщиков, страшившихся выступить против короля Арнгейра до его смерти, и не сдержанная пропавшим Санариком, сразу захватила власть на юге страны и освободила законного наследника короля Арктуса, которого сейчас собираются короновать. Все бы ничего, война могла бы закончиться, но вся милитаристическая часть населения за то, чтобы мстить за своего короля мятежникам запада и севера. Земли крайнего и северного Этайна продолжают войну против мятежников под командованием генерала Йенекеве, одного из ближайших товарищей короля Арнгейра II. Генерал немедленно направляет часть своих войск и представителей на границу с Южной Гатией, а с ними и тело покойного короля, дабы договориться о его захоронении и дальнейшем ходе войны. Генерал Йенекеве держит у себя под рукой единственную уцелевшую, огромную и снабженную армию страны, пусть и лишенный главного экономического центра, занятого Арктусом. Он способен диктовать свои условия даже новоиспеченному королю и еще может против него выступить, у его людей хватит боевого духа, чтобы поддерживать его и не восставать. Весь север королевской провинции напрочь состоит из княжеств графов и почетных рыцарей, приближенных и верных королю, и понимающих, что если Арктус будет коронован, он может лишить их владений. Всех этих графов и объединил Йенекеве, который не собирается отступаться перед покорением мятежников. Этайн быстро продавливается, ровно как и остров Гонза.

 

Аркенас и Гонза близки к тому, чтобы принять в войне нейтралитет, тем самым оставив Беренгара почти ни с чем. Нынешняя ситуация прекрасна тем, что смерть короля фактически подвела всю Гатию к завершению войны на 50%, но ужасна тем, что Йенекеве и северные княжества королевской провинции не остановятся и в ближайшие лет десять никто не соберет армии, способной ему противостоять. Йенекеве придется либо как-то побеждать, либо же с ним договариваться, иначе он сомнет Север, клан Топора, и оставшиеся у Беренгара земли, не моргнув глазом.

 

Любые промедления в его политике отмщения и быстрых завоеваний вполне могут привести к усталости его армии и графов, что могут захотеть мира или предадут его после договоров с Арктусом. Он будет двигаться стремительно и воодушевлять свое войско все новыми и новыми победами.(изменено)

 

Известно, что Санарик не был с королем Арнгейром во время его убийства потому, что в это время был в Нордфоле и делал что-то с Тиаренфалем. По прибытии назад Готтерса, комтура Готфрида, вождя Ульфхедина, может ждать сюрприз.

 

Неизвестно, окажется ли Беренгар от своих претензий на королевский престол, но сейчас он остался на своих уцелевших землях, в любой момент готовый отступить в Северные земли.

 

Комтур Готфрид, спасенные паладины, Пирокар, и остальные солдаты Вестпайка пересекли границы окрестностей Парталана посредством передвижения через горные пути, а горцы по реке. Горцы прибыли в Нордфол гораздо раньше, чем солдаты комтура. В общем и целом они вместе затратили на путь в Парталан месяц, сражались полтора месяца и возвращались еще месяц. За время их возвращения со смерти короля переменилось многое и все вышеозвученные вести разошлись по стране. Играть начинаем с прохода в Нордфол возле монастыря, там откуда тпшились в прошлый раз.

@everyone Освобожденный корпусом Вестпайка Пирокар не лгал. Сразу после захвата и резни в храме барьеров, из центра Этайна он переместился прямо к мятежникам домой - в Нордфол. Израненный и потрясенный верховный маг круга огня сказал, что его цель - Тиаренфаль. Сразу по прибытии войска Вестпайка узнали от своих же, что Тиаренфальский перевал был разбит нежитью и существами и огромными существами из черной стали, что были малочисленны, но не страшились никакого оружия. На границе, возле барьеров, Санарик долго произносил слова на неизвестном языке, которые бурей разносились по всей округе и обладали силой, содрогающей землю. Знакомым словом людям казался лишь "Белиал", а слишком часто произносимым - "Айрин". Стоило этому закончиться, как небо затянулось тучами и более никогда до сего момента Солнце людям не открывалось, а таинственная страна хлада извергла из своих пучин вечную пургу - снег и ветры. Тогда люди погибали от холода в собственных домах, крыши сдувало и выбивало окна. Те, кто оказывались на улицах, быстро погибали под снегами, неспособные найти пути в укрытие. Всех, кто был на улице, неспособных дойти до укрытия, хоронило под снегами. Когда небеса затягивались, тучи следовали за огромной парящей в небе фигуре. Перед катастрофой ее видели все. Под могучими взмахами ее рогатых крыльев ледники поглощали жизнь. Айрин. Когда буря и ветра ослабли, все люди обнаружили, что холод остался ровно в той же мере, что и при катастрофе. Почти весь бедняцкий квартал был разрушен, когда как у более крепких домов лишь посрывало крыши. Сотни людей оказались похоронены под снегом заживо, а многие умерли после - от холода. Тогда было предпринято решение спасать горожан в казармах и кормить их солдатскими запасами, и это помогло сохранить жизни многих, пусть люди все равно беспрестанно гибли на улицах в самых теплых одеждах. Такие же бури продолжались еще несколько раз и многие захотели покинуть Нордфол, дабы выжить.

 

Торговцы, местные и иностранцы, в тайне создали союз и начали переправлять горожан и друг и друга в столицу и на Южные острова, под предлогами спасительных торговых миссий. Им это удалось.

 

Генерал Йенекеве и подвластные ему графы быстро разбили остатки сопротивления в Этайне и добились сдачи острова Гонза и Аркенаса. Беренгар окончательно проиграл в войне, вольные города Этайна так же сдались и отказались от верности предателю. Теперь его цель - Готтерс и вождь Клана Топора. Он разошелся в два фронта по всем северным границам - ему хватило войск, и послал мятежникам свое сообщение. Он предложил честному народу Севера сдать ему Готтерса и Пауля Вестпайков, генералов и некоторых самых влиятельных графов Северных земель, вождя Клана Топора и самых влиятельных членов собрания отцов и матерей кланов, а к тому же и Ульфхедина Троллебоя, за вероломное убийство короля Арнгейра II, на справедливый суд. После того, как суд будет проведен, Йенекеве развернется и война будет окончена, а Север нетронут и не выжжен. Йенекеве признает власть нового короля, но не подчиняется ему по соображениям мести и силы, являясь серьезным авторитетом огромной разъяренной армии. Если они прокатятся по Северу и он не сдастся, ущерб будет равноценен второму вторжению орков. Новый король Гатии, Арктус, коронован, но ничего не может противопоставить всей северной и центральной части своей провинции, убежденно мстящей и додавливающей прежнего врага. Сам король на душой на стороне мятежников. Генерал будет ждать капитуляции неделю и после начнет вторжение. Самые отчаянные люди начали брать в руки оружие и присоединяться к армии своего герцогства, однако, ослабленная Парталаном, эта армия безумно слаба и едва ли сможет что-то противопоставить золотым мундирам. Большая часть все же бежит от места предполагаемых сражений, сверкая пятками. Деревни и города пустеют. Зажатые в тисках Айрином и Йенекеве, северяне должны что-то решать. Выдать семью Вестпайков, генералов и Ульфхедина - самый простой выход из ситуации. Но что же тогда делать с Санариком и Тиаренфалем? Народ Севера доблестно примет бой со всеми? Cбежит? Зависит от вас. Неделя пошла.(изменено)

 

Несмотря на рекордно низкую температуру в последние недели, новая атака стихии застала большую часть горожан врасплох. Самая утепленная одежда не спасала людей от обморожения и мучительной смерти в черте города. Многие из них падали на землю не в силах пошевелиться или хотя бы позвать на помощь, при этом оставаясь в сознании, наедине с мыслью о том, что их жизнь вот-вот окончится. В кратчайшие сроки волонтеры и армейские части организовываться в небольшие отряды, которые стали приводить каждого найденного выжившего на территорию городских казарм. Спасенные этими отрядами люди находились на грани жизни и смерти - за считанные минуты нахождения на открытом воздухе те успевали получить повреждения, находящиеся на грани совместимости с жизнью. Примерно через час после начала стихийного бедствия на территорию казарм прибыли жрецы Круга Огня. Проведя короткий совет они решили положиться на силу своей веры и выступили наружу, дабы попросить бога Огня о чуде. Вместе с ними выступили паладины ордена и несколько прихожан. Встав посредине плаца, жрецы и собравшиеся вокруг них люди начали истово молиться. Через некоторое время после начала их молитв над городом показалась маленькая огненная точка, и некоторые начали думать о том, что Иннос послал людям то чудо, о котором они его молили. Точка быстро росла и приближалась, и вскоре даже самые благочестивые с ужасом начинали осознавать, что приближается к ним отнюдь не божественная благодать, а огненная сфера, разрушившая немало этайнских городов во времена активных столкновений Беренгара с королем Арнгейром.

 

Появившийся на территории казарм придворный маг герцога, Вилльям Каиус, подтвердил их опасения. Он увлек жрецов Инноса на территорию замка Готтерса, дабы предпринять попытку остановить сферу, летящую на город - силой их объединенных магических усилий. Позднее к троице магов присоединился чародей из Круга Воды. Четыре мага оказались на вершине одной из башен, их целью было если не остановить сферу, то, по крайней мере, минимизировать нанесенный ею ущерб. Направляя свои силы в сторону сферы, они сумели окутать ту оболочкой из чистой магической энергии. В следующие мгновения сотканный из огня шар начал расти в ускоренном темпе - вероятнее всего, создавший его чародей понял замысел своих оппонентов, и решил подавить тех своим собственным магическим потенциалом. Некоторое время четырем магам удавалось сдерживать сферу, но при попытке взорвать ее внутри магической оболочки они натолкнулись на яростное противодействие, исходившее от человека, который подпитывал эту сферу напрямую.

 

Оболочка разрушилась и развеялась и все последующие попытки восстановить ее терпели неудачу. Огненная сфера вплотную приблизилась к Церковному кварталу и в считанные минуты сожгла весь район, превратив его в обугленные руины. Ее дальнейшей целью был замок герцога. Предприняв еще одну попытку задержать распространение огня, маги вновь потерпели неудачу. В следующие секунды вершина башни засветилась ярко-синей дымкой, которая потухла за секунду до того, как саму башню пожрала огненная геенна. Успели ли чародеи уйти, или они погибли в магическом огне - вопрос, на который никто пока не знает ответа. Параллельно их попыткам остановить надвигающееся бедствие началась эвакуация горожан из города. Многие из них бежали еще до того, как огонь коснулся первых крыш в Церковном квартале. Едва ли не все бегущие люди ринулись в сторону Бэйсайда, дабы на находящихся в порту кораблях покинуть Нордфол. Им это удалось. Несколько кораблей двинулось в сторону Южных Островов, но большая часть направилась в направлении острова Топаз, который все это время находился под охраной герцогского флота. Флот Готтерса все еще являлся самой значительной силой в гатийских территориальных водах, хотя известие о гибели города и многих членов семей матросов явно не лучшим образом повлияло на моральное состояние экипажа.

 

Сам же герцог с небольшим вооруженным сопровождением чудом спасся из погибающего города. Вместе с ним шло немало гражданских, которые, стоило им отойти от города - или того, что от него осталось - на достаточное расстояние, начали бунтовать, обвиняя Готтерса во всем произошедшем и требуя, чтобы он сдался генералу Йенекеве. Произошло несколько стычек между разъяренными горожанами и немногочисленными солдатами сопровождения герцога. Он приказал своим людям не убивать бунтовщиков, и жертв удалось избежать - хотя это и было крайне непросто, учитывая возникшее всеобщее возмущение. Довольно скоро среди восставших горожан нашелся лидер, которого подпустили к герцогу и с которым тот обговорил сложившуюся ситуацию. Их разговор был слышен всем людям, поскольку герцог намеревался убедить своих подданных в том, что надежда на спасение еще не потеряна. Помимо этого он заверил их в том, что согласен сдаться генералу в том случае, если другого выхода найти не удастся. После проведенных переговоров герцог и высшее командование отступили в монастырь, в то время как остатки его отряда с подошедшим с перевала подкреплением перекрыли дорогу, ведущую в Нордфол.

 

Несколько дней назад произошло крупномасштабное сражение, за освобождение Вестпайка. Совместные силы объединенной Гатии под предводительством генерала Йенекеве и остатки сил герцога отправились на штурм города, противостоя призванным существам мага Санарика. Бой был самой настоящей мясорубкой. Долгие часы люди пытались приблизиться к воротам, уничтожая различных существ, механических тварей, заточенных в огромные доспехи и мертвецов, которые охраняли подступы к городу. Минуя огромное количество ловушек объединенная армия наконец приблизилась к стенам, начиная штурм городских стен, а вернее то, что от них осталось. Прорыв через стены означал дальнейшее продвижение в сторону замка, где расположились основная угроза. Шаг за шагом, труп за трупом гатийцы продвигались вперед при поддержке сильнейших магов. За собой они оставляли заметный след из мертвецов как своих, так и вражеских. Огромные потери также не обошли стороной и силы генерала Йенекеве, однако сильный полководец не терял напор и вместе с комтуром Готфридом, герцогом Вестпайка они продолжали дожимать врага на улочках города, приближаясь к руинам северного замка. Последний бой был настоящим испытанием, людям предстояла встреча с драконом, огромным созданием, что они видели на острове Хоринис. Применив заклинание магистр Валериан направил сильный поток света в небо, создавая мощную вспышку - это был сигнал для ожидающих миртанских солдат и паладинов отправиться в бой. Ранее лорд Хаген выразил резкий протест участия своих воинов в штурме города, объяснив это тем, что слишком многих солдат он теряет в бессмысленных стычках под неопытным командованием северных генералов. Паладин предложил вариант, согласившись отправить своих воинов на помощь лишь тогда, когда силы Гатии прорвутся через город, тем самым оказав им помощь лишь в сражении с драконом. Огромными потерями людям удалось победить создание. В тот день погибло много хороших и славных воинов, включая комтура Тиаренфальского Ордена.

 

На следующий день мертвецы были похоронены и занявшие город начали понемногу его осматривать и искать место для обоснования. Большая часть зданий полностью сгорела, оставив лишь несколько стен и едва заметный фундамент среди руин. Долгими поисками люди обнаружили, что после взрыва более менее уцелел нижний квартал, однако по стечению обстоятельств там были обнаружены остатки призванных существ Санарика, что прибыли с южного тракта. Несколько огромных клинков, и отряды мертвецов, которые прервали свое спокойное существование, как только к ним подступил избранный Инноса - магистр Валериан. Ощутив поблизости присутствие Бога Огня в маге они тут же набросились на группу солдат и пришлось отступать бегством. В конечном счету все твари были убиты, а люди заселили нижнюю часть города. Нельзя не отметить прибытие части сил горцев, которые привезли с собой телегу с провиантом и медикаментами, что они передали настрадавшимся людям. По словам одного из представителей горного народа они явились с целью оказания помощи для Нордфольцев и ненадолго останутся вместе с ними, заселив также нижнюю часть города, но главные их мотивы пока неизвестны. Ведомы ли они чем-то благородным или же наоборот - гнусным, покажет время. А пока люди восстанавливают силы и укрепляются в занятых домах.

 

Спустя длительное время освоения и восстановления возвращенных территорий столичного региона Северных земель, от высшего командования в лице герцога Готтерса Вестпайка, генерала Йенекеве и лорда Хагена наконец появляются вести. Гарнизон, занявший Тиаренфальский перевал, вмерзает насмерть на своих постах с каждой ночью, когда ледяные бураны и страшные холода наиболее явственны, а основной лагерь объединенных войск уже вырубил все возможные деревья для растопки. За перевалом царствует вечная буря, которая не позволяет ничего за ней разглядеть. Пока что командование убеждено, что вести полномасштабное наступление невозможно только из-за одной стихии, не учитывая смертельно-опасного дракона и того, что он, Айрин, может быть там из своего рода не один. Но все же город помимо существ из чистого льда захватывали и немногочисленные люди, и огры, и тролли. Одного человека даже удалось взять в плен. Он представился абсолютным дикарем, вовсе не знающим общелюдского языка и было точно понятно, что он вышел из Тиаренфаля. Все, что он говорил, говорилось на неведомом языке, который придворный маг герцога опознал, как чуть искаженную форму чистого языка демонов. В Тиаренфале есть жизнь. Король Арткус связался с Йенекеве и добился того, что большая часть графов, составлявших его армию мести, переходит под командование правителя. Король узнает о драконах и пока не успевает вынести свои точные указания относительно них. Ясно одно - Санарика и всех предателей королевства, что напрямую ему потворствовали - на плаху. Какая-то часть войск генерала распускается потому как ее невозможно содержать в подобных условиях и уезжает в королевскую провинцию давать присяги и отдыхать. Что делать с Тиаренфалем и Айрином и какой путь выберут игроки - решать им самим.

 

В отношении Тиаренфаля было предложено множество разных решений, но в конечном счете магистр Валериан, избранный Инноса, не исключил все варианты и соотнес их. Вести армию в Тиаренфаль - значит пустить ее под нож. Вместо этого в Тиаренфаль пойдет небольшой отряд разведки вместе с Валерианом, который будет искать способы противостоять Айрину. Если разведка не удастся - выжившие вернутся назад и с объединенной армией постараются защитить перевал, обескровить живые силы врага, и заманить дракона в ловушку. Получается, что сначала людям придется шагнуть в смертельный буран, откуда не возвращался никто, кроме первых рыцарей Тиаренфаля. Многие считают это чистым безумием.

Более чем месяц назад отважные герои шагнули в смертоносный буран Тиаренфаля. Тридцать человек, связанных прочными канатами, подобно первым рыцарям Тиаренфаля, отправились туда вслепую, в неизвестность: рыцари, маги, солдаты, горцы Арриуса, добровольцы и те, кого они сопровождали - носитель Глаза Инноса, Избранный Валериан. Как только они вошли, союз в лице лорда Хагена, герцога Готтерса и генерала королевских сил Йенекеве, плотно укрепились на перевале и в горах с линиями обороны и осадными орудиями, готовые встретить с боем то, что может выйти из страны льда. Месяц все ждали, затаив дыхание, и голодали. Снабжать такое число солдат было как нельзя тяжело. От ушедших не было ни слуху, ни духу, ни единого намека на то, что они добрались и еще живы. Неестественные июльские, зимние холода, сочащиеся из Тиаренфаля, не уходили, а только нарастали. Наступил август. И внезапно снега начали... таять. Небо орошило землю теплым дождем. Настолько теплым, что все вышли на улицу и стояли под ним, обратив взор в небо. Героев, всего лишь четверть тех, кто тогда скрылся во тьме, увидели на перевале, израненных и уставших. Их вели охотники в черных доспехах, те самые враги, один из которых, на удивление, очень хорошо говорил на языке юга. Избранный жив. Санарик мертв и его проклятая маска уничтожена. Войне в Гатии наконец-то пришел конец, зло в этой стране повержено окончательно, ей не угрожает вечный холод, а на троне добрый и справедливый король. Они вернулись с победой и им наверняка есть, о чем рассказать остальному миру.


 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...